Границы на пути к космосу и пределы дальнего космоса

• Уровень моря — 101,3 кПа (1 атм.; 760 мм рт. ст;) атмосферного давления, плотность среды 2,7·1019 молекул на см³.

 

• 0,5 км — до этой высоты проживает 80 % населения мира.

 

• 2 км — до этой высоты проживает 99 % населения мира.

 

• 2—3 км — начало проявления недомоганий (горная болезнь) у неакклиматизированных людей.

 

• 4,7 км — МФА требует дополнительного снабжения кислородом для пилотов и пассажиров.

 

• 5,0 км — 50 % от атмосферного давления на уровне моря.

 

• 5,3 км — половина всей массы атмосферы лежит ниже этой высоты (немного ниже вершины горы Эльбрус).

 

• 6 км — граница постоянного обитания человека.

 

• 7 км — граница приспособляемости к длительному пребыванию.

 

• 8,2 км — граница смерти без кислородной маски: даже здоровый и тренированный человек может в любой момент потерять сознание и погибнуть.

 

• 8,848 км — высочайшая точка Земли гора Эверест — предел доступности пешком.

 

• 9 км — предел приспособляемости к кратковременному дыханию атмосферным воздухом.

 

• 12 км — дыхание воздухом эквивалентно пребыванию в космосе (одинаковое время потери сознания ~10—20 с); предел кратковременного дыхания чистым кислородом без дополнительного давления; потолок дозвуковых пассажирских лайнеров.

 

• 15 км — дыхание чистым кислородом эквивалентно пребыванию в космосе.

 

• 16 км — при нахождении в высотном костюме в кабине нужно дополнительное давление. Над головой осталось 10 % атмосферы.

 

• 10—18 км — граница между тропосферой и стратосферой на разных широтах (тропопауза).

 

• 18,9–19,35 — линия Армстронга — начало космоса для организма человека — закипание воды при температуре человеческого тела. Внутренние телесные жидкости на этой высоте ещё не кипят, поскольку тело генерирует достаточно внутреннего давления, чтобы предотвратить этот эффект, но могут начать кипеть слюна и слёзы с образованием пены, набухать глаза.

 

• 19 км — яркость тёмно-фиолетового неба в зените 5 % от яркости чистого синего неба на уровне моря (74,3—75 свечей против 1500 свечей на м²), днём могут быть видны самые яркие звёзды и планеты.

 

• 20 км — верхняя граница биосферы: предел подъёма в атмосферу спор и бактерий воздушными потоками.

 

• 20 км — интенсивность первичной космической радиации начинает преобладать над вторичной (рождённой в атмосфере).

 

• 20 км — потолок тепловых аэростатов (монгольфьеров) (19 811 м).

 

• 25 км — днём можно ориентироваться по ярким звёздам.

 

• 25—26 км — максимальная высота установившегося полёта существующих реактивных самолётов (практический потолок).

 

• 15—30 км — озоновый слой на разных широтах.

 

• 34,668 км — рекорд высоты для воздушного шара (стратостата), управляемого двумя стратонавтами.

 

• 35 км — начало космоса для воды или тройная точка воды: на этой высоте вода кипит при 0 °C, а выше не может находиться в жидком виде.

 

• 37,65 км — рекорд высоты существующих турбореактивных самолётов (Миг-25, динамический потолок).

 

• 38,48 км (52 000 шагов) — верхняя граница атмосферы в 11 веке: первое научное определение высоты атмосферы по продолжительности сумерек (араб. учёный Альгазен, 965—1039 гг.).

 

• 39 км — рекорд высоты стратостата, управляемого человеком (Red Bull Stratos).

 

• 45 км — теоретический предел для прямоточного воздушно-реактивного самолёта.

 

• 48 км — атмосфера не ослабляет ультрафиолетовые лучи Солнца.

 

• 50 км — граница между стратосферой и мезосферой (стратопауза).

 

• 51,694 км — последний пилотируемый рекорд высоты в докосмическую эпоху (Джозеф Уокер на ракетоплане X-15, 30 марта 1961 г.)

 

• 51,82 км — рекорд высоты для газового беспилотного аэростата.

 

• 55 км — атмосфера не воздействует на космическую радиацию.

 

• 40—80 км — максимальная ионизация воздуха (превращение воздуха в плазму) от трения о корпус спускаемого аппарата при входе в атмосферу с первой космической скоростью.

 

• 70 км — верхняя граница атмосферы в 1714 г. по расчёту Эдмунда Холли (Галлея) на основе данных альпинистов, законе Бойля и наблюдений за метеорами.

 

• 80 км — граница между мезосферой и термосферой (мезопауза).

 

• 80,45 км (50 миль) — официальная высота границы космоса в США.

 

• 100 км — официальная международная граница между атмосферой и космосом — линия Кармана, определяющая границу между аэронавтикой и космонавтикой. Аэродинамические поверхности (крылья) начиная с этой высоты не имеют смысла, так как скорость полёта для создания подъёмной силы становится выше первой космической скорости и атмосферный летательный аппарат превращается в космический спутник. Плотность среды на этой высоте 12 миллиардов молекул на 1 см³

 

• 100 км — зарегистрированная граница атмосферы в 1902 г.: открытие отражающего радиоволны ионизированного слоя Кеннелли — Хевисайда 90—120 км.

 

• 118 км — переход от атмосферного ветра к потокам заряжённых частиц.

 

• 122 км (400 000 футов) — первые заметные проявления атмосферы во время возвращения на Землю с орбиты: набегающий воздух начинает разворачивать Спейс Шаттл носом по ходу движения, начинается ионизация воздуха от трения и нагрев корпуса.

 

• 120—130 км — спутник на круговой орбите с такой высотой сможет сделать не более одного оборота.

 

• 150—180 км — высота перигея орбиты первых пилотируемых космических полётов.

 

• 200 км — наиболее низкая возможная орбита с краткосрочной стабильностью (до нескольких дней).

 

• 302 км — максимальная высота первого космического полёта (Гагарин Ю.А., Восток-1, 12 апреля 1961 г.)

 

• 320 км — зарегистрированная граница атмосферы в 1927 г.: открытие отражающего радиоволны слоя Эплтона.

 

• 350 км — наиболее низкая возможная орбита с долгосрочной стабильностью (до нескольких лет).

 

• ок. 400 км — высота орбиты Международной космической станции

 

• 500 км — начало внутреннего протонного радиационного пояса и окончание безопасных орбит для длительных полётов человека.

 

• 690 км — граница между термосферой и экзосферой.

 

• 1000—1100 км — максимальная высота полярных сияний, последнее видимое с поверхности Земли проявление атмосферы (но обычно хорошо заметные сияния происходят на высотах 90—400 км).

 

• 1372 км — максимальная высота, достигнутая человеком в долунную эпоху (12 сентября 1966 г., Джемини-11).

 

• 2000 км — атмосфера не оказывает воздействия на спутники и они могут существовать на орбите многие тысячелетия.

 

• 3000 км — максимальная интенсивность потока протонов внутреннего радиационного пояса (до 0,5—1 Гр/час).

 

• 12 756 км — мы отдалились на расстояние, равное диаметру планеты Земля.

 

• 17 000 км — внешний электронный радиационный пояс.

 

• 27 000 км — наименьшее расстояние от Земли, на котором пролетел заранее (свыше 1 дня) обнаруженный астероид 2012 DA14 диаметром 44 м и массой около 130 тыс. тонн.

 

• 35 786 км — высота геостационарной орбиты, спутник на такой высоте будет всегда висеть над одной точкой экватора. В первой половине 20-го эта высота считалась теоретическим пределом существования атмосферы. Если бы вся атмосфера равномерно вращалась вместе с Землёй, то с этой высоты на экваторе центробежная сила вращения будет превосходить над притяжением и частички воздуха, вышедшие за эту границу, будут разлетаться в разные стороны.

 

• ок. 90 000 км — расстояние до головной ударной волны, образованной столкновением магнитосферы Земли с солнечным ветром.

 

• ок. 100 000 км — верхняя замеченная спутниками граница экзосферы (геокорона) Земли. Атмосфера закончилась, началось межпланетное пространство

 

• 363 104 — 405 696 км — высота орбиты Луны над Землёй.

 

• 401 056 км — абсолютный рекорд высоты, на которой был человек (Аполлон-13, 14 апреля 1970 г.).

 

• 930 000 км — радиус гравитационной сферы Земли и максимальная высота существования её спутников. Выше 930 000 км притяжение Солнца начинает преобладать и оно будет перетягивать поднявшиеся выше тела.

 

• 1 500 000 км — расстояние до одной из точек либрации L2, в которых попавшие туда тела находятся в гравитационном равновесии. Космическая станция, выведенная в эту точку, не будучи орбитальным спутником, с минимальными затратами топлива на коррекции траектории всегда бы следовала за Землёй и находилась бы в её тени.

 

• 21 000 000 км — на таком расстоянии практически исчезает гравитационное воздействиеЗемли на пролетающие объекты.

 

• 40 000 000 км — минимальное расстояние от Земли до ближайшей большой планеты Венеры (до Марса 56—58 млн. км).

 

• 149 597 870,7 км — среднее расстояние от Земли до Солнца. Это расстояние служит мерилом расстояний в Солнечной системе и называется астрономическая единица (а. е.).

 

• 4 500 000 000 км — радиус границы околосолнечного межпланетного пространства — радиус орбиты самой дальней большой планеты Нептун.

 

• 8 230 000 000 км — граница пояса Койпера — пояса малых ледяных планет.

 

• 18 435 000 000 км — расстояние до самого дальнего на сегодня космического аппарата Вояджер-1.

 

• Несколько десятков миллиардов км — пределы дальнобойности солнечного ветра, граница гелиосферы, начало межзвёздного пространства.

 

• 9 460 730 472 580, 8 км — световой год — расстояние, которое свет проходит за 1 год. Служит для измерения межзвёздных и межгалактических расстояний.

 

• до 20 000 000 000 000 км (20 трлн. км, 2 св. года) — гравитационные границы Солнечной системы (Сфера Хилла) — граница Облака Оорта, максимальная дальность существования планет.

 

• 30 856 776 000 000 км — парсек — более узкопрофессиональная астрономическая единица измерения расстояний, равен 3,2616 светового года.

 

• ок. 40 000 000 000 000 км (40 трлн. км, 4,243 св. года) — расстояние до ближайшей к нам звезды Проксима Центавра

 

• ок. 300 000 000 000 000 км (300 трлн км, 30 св. лет) — размер Местного межзвёздного облака, через которое сейчас движется Солнечная система (плотность 300 атомов на 1 дм³).

 

• ок. 3 000 000 000 000 000 км (3 квадриллиона км, 300 св. лет) — размер Местного газового пузыря, в состав которого входит Местное межзвёздное облако с Солнечной системой (50 атомов на 1 дм³).

 

• ок. 33 000 000 000 000 000 км (33 квдрлн км, 3500 св. лет) — толщина галактического Рукава Ориона, в котором находится Местный пузырь.

 

• ок. 300 000 000 000 000 000 км (300 квдрлн км) — расстояние от Солнца до ближайшего внешнего края гало нашей галактики Млечный Путь. За его пределами простирается чёрное, почти пустое и беззвёздное межгалактическое пространство с едва различимыми без телескопа маленькими пятнами нескольких ближайших галактик.

 

• ок. 2 000 000 000 000 000 000 000 000 000 км — граница подгруппы Млечного Пути (15 галактик).

 

• ок. 15 000 000 000 000 000 000 км (15 квинтиллионов км) — граница Местной группы галактик (более 50 галактик).

 

• ок. 1 000 000 000 000 000 000 000 км (1 секстиллион км, 100 млн. св. лет)— граница Местного сверхскопления галактик (Сверхскопления Девы) (около 30 тысяч галактик).

 

• Группа сверхскоплений Кита-Рыб

 

• ок. 435 000 000 000 000 000 000 000 км (435 секстиллионов км, 46 млрд. св. лет) — граница наблюдаемой Вселенной (порядка 500 миллиардов галактик).

 

Границы на пути к космосу и пределы дальнего космоса Космос, атмосфера, граница, длиннопост

Будущее, которое вам не понравится: пять вероятных сценариев

Большинство прогнозов будущего похожи друг на друга. Все либо хорошо — мы получим множество доступных товаров и услуг и много времени для отдыха и путешествий, либо, к примеру, искусственный интеллект захватит власть на планете и это станет финалом человечества — то есть хуже некуда. Но некоторые прогнозы выделяются. Все не так однозначно.
budyshee2017_00

Биологическое неравенство

Технический прогресс дал нам то, о чем наши родители не могли даже мечтать. Бум в электронике и сфере информационных технологий сделал доступными для широких масс компьютеры, смартфоны, Интернет и спутниковую навигацию.

На подходе — самоуправляемые электромобили и «умные» вещи. У кого-то дороже, у кого-то дешевле. У некоторых пока нет, но наверняка все это будет. А на очереди — революция в биотехнологиях и медицине.

Но блага предстоящей биотехнологической революции будут другими. Это здоровье, долголетие, красота и физические возможности организма. То, что раньше человек получал при рождении и затем только корректировал по мере возможностей, в том числе и финансовых.

Но одно дело, когда у вас в кармане недорогой, но достаточно функциональный смартфон от неизвестного азиатского производителя, а у кого-то раскрученный и элитный с ценником в 10 раз выше, чем ваш, а другое — когда кто-то проживет на сто лет дольше, чем вы. Причем без болезней и других тягот жизни. Люди будут отличаться не тем, что у них есть, а тем кем, или даже «чем», они являются биологически.

Юваль Ной Харари (Yuval Noah Harari), автор книги «Sapiens. Краткая история человечества» и профессор истории Еврейского университета в Иерусалиме, считает, что к концу текущего столетия человечество расколется на биологические касты. Харари — историк. И, по его мнению, на протяжении всей истории человечества неравенство между людьми только усиливалось. Но все это время достижения человеческой мысли — гуманизм, либерализм, социализм — по мере возможности исправляли несправедливое распределение благ в обществе. Одновременно человеческие массы со времен постройки пирамид были основной производительной силой. Элита вынуждена была заботиться о людях, об их образовании, здоровье и благосостоянии. Но этому приходит конец.

Автоматизация и роботы вытесняют человека из производительной сферы, а следовательно, лишают его постоянного дохода. Причем дохода достаточного для того, чтобы пользоваться всеми благами современных технологий. В следующем веке неравенство в обществе достигнет исторического максимума, считает Харари. В то время же богатые только приумножат свои капиталы.

Неравенство экономическое породит неравенство биологическое. Одни смогут совершенствовать возможности своего тела: развивать физические и когнитивные способности, другим это будет недоступно. Таким образом, одна часть человечества с помощью доступных только ей биотехнологий и биоинженерии сможет улучшить свои тела. Эти люди смогут усовершенствовать себя, став более умными, более здоровыми и, соответственно, будут жить дольше. Другой части человечества останется только наблюдать за этим.

Бесполезный класс

Когда-то индустриализация породила рабочий класс. Теперь «Индустриализация 2.0» грозит его уничтожить. Но сами люди никуда не денутся. Впрочем, опасения массовой безработицы, вызванной развитием технологий («технологической безработицы», как ее часто именуют), никогда не оправдывались. На смену одним профессиям всегда приходили другие — новые. Но не факт, что так будет всегда.

Каждый раз на новом технологическом витке требования к квалификации для занятия новых профессий повышались. И в один решающий момент большинство людей просто не смогут сделать шаг вперед, не смогут доучиться, переучиться, понять обновившиеся требования — новые появившиеся вакансии будут им не доступны. Слишком высокий контраст между тем, что делал человек на работе раньше, и тем, что нужно будет делать теперь. В качестве примера все тот же Юваль Ной Харари приводит новую перспективную профессию дизайнера виртуальных миров. Сможет ли ее занять таксист с 20-летним стажем или страховой агент?

Обычно новые перспективные профессии осваивает молодежь. И это постепенный процесс. Пожилые дорабатывают до пенсии на своих прежних рабочих местах, а молодые занимают новые. В этот раз все может произойти в течение одного поколения. Значительные массы работников окажутся за стенами своих предприятий и офисов, по историческим меркам, одномоментно.

Как считает Харари, к середине века сформируется новый класс людей — «бесполезный класс». Это будут не просто безработные, это будут люди, которые в принципе не способны занять немногочисленные оставшиеся вакансии и те которые появятся в новых отраслях.

Технический прогресс, по его мнению, не сделает их нищими — они смогут жить за счет безусловного основного дохода. Но проблема, по мнению историка, будет заключаться в другом — без дела и конкретных целей люди начинают сходить с ума. Человеку требуется испытывать эмоции, чувство удовлетворения, достигать каких-либо целей. Выход может быть в виртуальной реальности.

©The Guardian

По мнению Харари, люди, не нашедшие себе применение в экономике — в реальном мире, найдут свои цели жизни в мирах виртуальных. Не зря он говорит о профессии дизайнера виртуальных миров, как об одной из популярных профессий будущего. Виртуальная реальность компенсирует бесполезному классу эмоции, которые его представители не получат в реальном мире. Видеоигры станут смыслом жизни «бесполезного класса».

Человек — придаток машин

Практически все уже уверены, что роботы и автоматизация приведут к технологической безработице. Казалось бы, тенденция налицо — прогресс в робототехнике приводит к появлению машин, которые работают лучше и быстрее человека. Есть только одно «но». Останемся мы на своих местах или нет, будут решать не инженеры, создающие первоклассных роботов, и тем более не сами роботы. Это задача экономистов. А они руководствуются только принципами экономической эффективности. И если использование труда человека будет выгоднее, чем использование роботов, то, скорее всего, именно человеку будет отдано предпочтение.

Но если раньше человек был умнее робота, то теперь в системе разделения труда он станет иметь другое преимущество, не очень, правда, почетное, спустя столько лет цивилизационного развития. Альберт Вегнер (Albert Wenger), управляющий партнер Union Square Ventures, считает, что люди сохранят конкурентное преимущество перед роботами, но только за счет того что будут обходиться работодателю дешевле, чем машины.

©The Guardian

В качестве примера Вегнер приводит лондонское такси. Чтобы водить знаменитый черный кэб по улицам британской столицы, нужно было учиться четыре года и помнить расположение всех 25 000 лондонских улиц. На экзамене требовалось по памяти проложить маршрут и при этом назвать все улицы, которые встретятся на пути. Семь из десяти студентов бросали учебу. Сейчас нет необходимости держать всю эту информацию в памяти. Это все делает программа. Даже конечный пункт маршрута вводит пользователь, если речь идет о приложении вроде Uber. Требование к квалификации водителя снижаются. Ему требуется только довезти пассажира до места назначения. Выучиться на простого водителя проще. А на менее сложную работу найдется больше претендентов. А значит, уровень заработной платы будет падать.

В целом, если машина возьмет на себя часть работы человека, говорит Венгер, то работнику будут меньше платить. И это может быть намного эффективнее с экономической точки зрения, чем полностью отказываться от человеческого труда.

Пример с таксистами не единичен. Роботы уже торгуют на бирже. IBM Watson подсказывает диагнозы и наиболее оптимальные курсы лечения, врачу остается только согласиться с компьютером или нет. Крупнейший в мире хедж-фонд Bridgewater Associates переходит под управление искусственного интеллекта, и, как планируется, через пять лет три из четырех управленческих решений в компании будет принимать суперкомпьютер. В таком сценарии все может закончиться тем, что и управление миром будет передано сверхмощному искусственному интеллекту. А человек будет только обслуживать машины и выполнять команды искусственного разума. Власть искусственного интеллекта над миром — популярный прогноз мироустройства будущего. Возможно даже, что суперкомпьютер будет к нам добр и справедлив. Ему незачем нас убивать.

Будущее без частной собственности

Материальным выражением «американской мечты» — всем известного идеала благосостояния — многие десятилетия был свой частный дом и машина для каждого взрослого члена семьи. В какой-то мере это был ориентир и для остального мира. Но, судя по всему, этот стандарт благополучной жизни уходит в прошлое вместе с возможностью большинства иметь частную собственность как таковую.

Если говорить о США, то современные исследования говорят о том, что все больше граждан этой страны в возрасте до 35 лет отказываются от приобретения недвижимости и собственного автомобиля. Эту возрастную группу уже прозвали «поколением арендаторов». Они не покупают дома даже в ипотеку, а снимают квартиры, не приобретают свои автомобили, а пользуются такси. В помощь им уже выросла целая ИТ-индустрия, ведущими представителями которой выступают такие сервисы, как Uber и Airbnb. Называется все это «экономикой совместного потребления». И это только начало.

Журналист The Guardian Бен Тарнофф (Ben Tarnoff) рисует картину будущего, которая на первый взгляд может показаться фантастической. В его видении близкого будущего экономики совместного потребления человек обходится без собственных вещей вообще. То есть речь идет не о домах, квартирах или автомобилях. С этим уже все понятно. Речь о зимнем пальто, которое летом возвращается арендодателю, о кровати, которую вы меняете на большую, если спите не один, и о других вещах, которыми вы владеете только тогда, когда они вам нужны. При условии, конечно, что у вас есть деньги, чтобы заплатить за аренду.

Впрочем, эти опасения не новы. В прошлом с меньшим энтузиазмом эту идею описал известный американский писатель-фантаст Филипп Дик в романе «Убик» (Ubik), который был опубликован в 1969 году. Главный герой живет окруженный вещами, за использование которых нужно каждый раз платить. Входная дверь, кофеварка и холодильник имеют прорезь для монетки. Если хочешь открыть дверь, нужно опустить в нее 5 центов — иначе она не откроется.

Книга написана больше чем полвека назад. Технологические решения, описанные в ней, выглядят достаточно забавно. Но на дворе уже двадцать первый век, и развившиеся технологии позволяют уже реализовать все это на достаточно продвинутом уровне.

Компания Toyota через свое финансовое подразделение разрабатывает интересное решение на основе блокчейн и технологии «умных» контрактов. Оно касается тех, кто покупает машины в кредит, но может быть распространено и на арендаторов. Если вы не внесли вовремя очередной платеж, то не сможете пользоваться вашей машиной — она просто не заведется. «Умный» контракт в действии — штрафные санкции, прописанные в нем, будут наложены на вас моментально, дистанционно и без посредничества государственных служб — судов, судебных приставов и так далее.

То же самое может быть реализовано и применительно к аренде. Ethereum Computer — проект немецкой компании Slock.it — позволяет устанавливать «умные» замки на любые вещи, от входных дверей, сдаваемых в аренду квартир до вашей стиральной машины, которую вы позволяете использовать соседям, за деньги, разуметься. Стиральная машина проработает ровно столько времени, сколько за нее заплачено, а дверь не впустит в квартиру задолжавшего квартиранта. К слову, в перспективе решения Slock.it позволят «умным» устройствам самостоятельно сдавать в аренду вещи, хозяину не придется даже общаться с арендаторами — все будет происходить автоматически.

© slock.it

Все идет к тому, что иметь собственность — это очень дорого. Если у вас что-то есть, этим надо делиться. Если у вас ничего нет, то это даже удобно: все, что вам нужно, можно взять в аренду. Опять же если есть деньги. И если есть работа. Технологии позволят еще эффективней распоряжаться своими активами. Это очень удобно. Вот только сам Тарнофф предлагает нам представить, что будет, если в какой-то момент почти сто процентов богатства общества окажется в руках горстки миллиардеров.

Личность без частной жизни

Мы все уже прекрасно понимаем, что о нас каждый день собирается информация. Собирается множеством способов. Наши поисковые запросы, данные со смартфонов, видеокамер с улиц, где мы ходим, платежи по банковским картам. Технологии уже позволяют отследить каждый наш шаг.

Уже скоро маленькими ручейками сведения о нас будут стекаться в большие базы данных, а затем подвергаться анализу. Представьте, что вы купили в обычной аптеке лекарство, курс приема которого составляет две недели. Расплатились с помощью банковской карты. За несколько дней до окончания приема лекарства сервисы контекстной рекламы станут показывать вам на всех сайтах рекламные объявления конкурирующих препаратов. Данные о покупках по вашей карте соотнесены с вами, как с пользователем Интернета. Уже не только ваше поведение в Сети, но и ваши поступки в реальной жизни будут подсказывать, какую рекламу вам нужно показывать.

С одной стороны, это делает жизнь удобной, с другой — чревато серьезными проблемами. Симсон Гарфинкель — автор книги «Все под контролем. Кто и как следит за тобой» — считает, что в будущем нам стоит опасаться не оруэлловского «Большого брата» — государства следящего за нами, — а сотен «маленьких братьев», подглядывающих за нами отовсюду. Это компании, собирающие информацию о каждом нашем шаге, каждом событии в нашей жизни: покупках, болезнях и травмах, круге общения, проблемах с законом и так далее. Сегодня, как никогда раньше, благодаря техническому прогрессу это стало возможным.  

Более того, персональная информация стала товаром, причем ходовым товаром. В своей книге Гарфинкель приводит интересный пример. Информация о финансовом состоянии одной американской семьи была продана 187 бюро кредитных историй. Но суть этой истории даже не в самом факте продажи. В связи с ошибкой налоговых органов эти сведения были недостоверны. В результате в течение семи лет банки отказывали супругам в выдаче кредитов. Фактически, семья в течение долгого времени была ограничена в правах.

Государственные структуры заботят проблемы безопасности, а бизнес ищет способ увеличить свои доходы. Как же поступить в этой ситуации человеку? Глобальное исследование The Consumer Data Value Exchange, проведенное Microsoft, показало, что 99,6% пользователей Интернета не против продавать личную информацию о себе за вознаграждение. Компания Luth Research из Сан-Диего уже готова покупать ваши данные, чтобы затем перепродавать их своим клиентам. Так может быть, в будущем продажа личной информации станет дополнительным источником дохода, например, одновременно с безусловным основным доходом? И может быть, все не так плохо? Новые технологии и новый жизненный уклад позволят решить многие проблемы, например, справиться с нехваткой ресурсов для растущего человечества. И надо только приспособиться? Вдруг нашим детям все-таки понравится такое будущее?

Популярное в

))}
Loading...
наверх