Последние комментарии

  • Александр Фишкин21 февраля, 4:44
    Я всегда знал, что карлики воняют. Даже не негры, а белые.В 145 световых годах от Земли обнаружен белый карлик с кольцом
  • Владимир Сабакарь21 февраля, 1:18
    Ну если Вы всё знаете, от чего кошки родятся?Физики из России выяснили, как можно поменять свойства электрона
  • Владимир Сабакарь21 февраля, 1:15
    А какова Природа энергии этой дуальности, психическая что ли? А информативность собственно о чём?Физики из России выяснили, как можно поменять свойства электрона

«Я не почувствовал сильной разницы между Данией и Россией». Как ученые с опытом международной работы возвращаются в Россию

 

МФТИ с 2014 года реализует программу по отбору ученых с опытом международной работы для проведения научных исследований в ведущих лабораториях. По конкурсу постдоков — так называется программа — в Россию уже вернулись больше десяти российских ученых из ведущих мировых университетов, таких как Оксфорд, MIT и многих других.

Об опыте возвращения в Россию в своей колонке рассказывает Сергей Новиков, научный сотрудник Лаборатории нанооптики и плазмоники.

Сергей полгода назад переехал в Долгопрудный из города Оденсе в Дании, где вместе с профессором Сергеем Божевольным занимался исследованием взаимодействия света с наноструктурами, а сейчас развивает направление рамановской спектроскопии в МФТИ.

Россия — Дания — Испания — Дания — Россия

Я закончил физфак МГУ, там же защитил кандидатскую диссертацию в 2007 году. Тема была связана с исследованием влияния слабых магнитных полей на функционирование нервных клеток. Россия на тот момент была достаточно бесперспективна в плане науки и выбор был такой — оставаться в России и заканчивать с наукой (как и большинство моих достаточно талантливых однокурсников, которые сейчас к науке не имеют никакого отношения), либо уезжать.

После защиты диплома в МГУ мой однокурсник Валентин Волков (сейчас руководитель лаборатории) нанооптики и плазмоники порекомендовал меня своему руководителю в Дании, где искали на позицию постдока кого-то из России. Это была группа выпускника Физтеха Сергея Божевольного, сейчас это один из ведущих ученых в наноплазмоники и нанофотоники, он возглавляет центр оптики в Университете Южной Дании. Я прошел собеседование у профессора Божевольного и в 2008 приехал в Данию. Затем мне стало интересно поработать в других европейских лабораториях, и я выбрал группу известного профессора Луис Лис Марзан и лабораторию BioNanoPlasmonics в Испании. Деятельность лаборатории сосредоточена на синтезе плазмонных металлических наночастиц с контролируемым составом, размером и морфологией, а также на использовании наночастиц металлов в качестве биосенсоров. В этой лаборатории я два года работал над проектом, связанным с биологией. Проект был нацелен на разработку новых наноструктурированных материалов на основе кристаллических сборок плазмонных наночастиц. Они использовались для детектирования сигнальных молекул, используя гигантское комбинационное рассеяние (ГКР). Также эти материалы применялись для мониторинга кинетики популяций в бактериальных колониях и определения механизмов взаимодействия между смешанными колониями и их манипулирования. После окончания проекта, я вернулся в Данию, где работал до 2017 года.

К тому времени много моих друзей и русских коллег, которые работают в различных институтах мира, стали возвращаться на родину — в институты ИТМО, МФТИ и другие. Думаю, в России поняли, что надо что-то делать с тем, что успешные российские ученые находятся за рубежом, и, чтобы развивать науку здесь, нужно их возвращать. Европа как пылесос высасывает из России, Белоруссии и Украины толковых ученых. Да, через какое-то время можно привыкнуть к жизни за границей: становится удобно, понятно и комфортно, но это все равно не дом. Когда я услышал о таких программах в России, меня это заинтересовало. Я подал заявку на грант на Физтехе в лабораторию, где есть отличный рамановский микроскоп — то направление, которое я хотел развивать и которым занимаюсь сейчас. Исходя из прекрасных условий работы, которые предлагал Физтех, и по семейным обстоятельствам, я решил, что нужно ехать. С тех пор я пока ни разу не пожалел.

Первые среди равных

Я не почувствовал сильной разницы между Данией и Россией. Условия в ФизтехБио корпусе МФТИ, где находится моя лаборатория, мало чем отличается от тех, в которых я привык работать за рубежом. Далеко не все европейские научные группы могут похвастаться таким обилием технического оснащения. Как правило, это зависит от научного руководителя — насколько он хорошо публикуется, известен и способен получать гранты для развития своей лаборатории Также здесь есть Центр коллективного пользования — все что необходимо, можно сделать в нем. Кроме того, я сохранил контакты, которые наработал за рубежом, постепенно перевожу их сюда, в Россию. У нас международная лаборатория, мы активно заключаем договоры о сотрудничестве с коллегами, друзьями, молодыми профессорами. Это позволяет обмениваться студентами и вести интересные совместные работы с Данией, Испанией, Мексикой, Израилем и другими странами.

Помимо этого, большой бонус — совершенно неординарные студенты. Физтехи — заинтересованные, работоспособные, быстро схватывают новое. После обучения работе с оборудованием их можно ставить самостоятельно работать над проектом, это очень большой плюс. Безусловно, к хорошему руководителю за рубежом тоже идут студенты с хорошей физико-математической подготовкой, однако здесь выборка гораздо больше. Только у нас в лаборатории несколько победителей международных олимпиад, есть студенты факультета общей и прикладной физики (один из самый сложных факультетов в стране для обучения и поступления). Чувствуется подготовка ребят, они быстро схватывают и учатся, кроме того, они самостоятельны.

В МФТИ я занимаюсь высокочувствительными биосенсорами, ультратонкими металлическими пленками и двумерными материалами. Это и фундаментальные исследования, и приложения в медицине и оптоэлектронике. Одна из наших новых задач — это попытка синтезировать и изучить совершенно новый класс материалов — двумерные металлы, для которых открываются огромные перспективы применения в гибкой и прозрачной электронике. Другое направление — биосенсоры. Рамановская спектроскопия в комбинации с плазмоникой позволяет работать с очень низкими концентрациями, даже на уровне единичных молекул. Значит, возможно создание сенсоров для диагностики различных заболеваний на самых ранних стадиях. Один из моих проектов — диагностика сердечно-сосудистых заболеваний на ранних стадиях. Как правило для этого необходимы наноструктуры в определенных конфигурациях, сейчас мы как раз занимаемся тестированием этих структур. И биологические и фундаментальные исследования — большое поле для деятельности.

Наука в России

В России сейчас открывается гораздо больше возможностей по сравнению с Европой — это одна из причин, почему меня заинтересовало предложение переехать. В Европе получить постоянную позицию, а потом выигрывать проекты и как-то развивать группу стало достаточно тяжело. Здесь, во-первых, я могу работать над проектами, которые мне интересны, во-вторых, я могу подаваться в различные фонды, и моя зарплата зависит от моей активности. В Дании у меня была фиксированная ставка, не зависящая от количества проектов, в которых я участвовал, при этом нагрузка возрастала. Здесь увеличение нагрузки компенсируется финансово и, кроме того, всегда интересно реализовывать свои собственные идеи и вовлекать в работу других людей. На текущий момент я вижу, что перспектив в России значительно больше, и пока практика показывает, что так оно и есть. Думаю, условия в российской науке стали улучшаться после появления программы 5-100 и программ поддержки Министерства науки и высшего образования. Последние пять лет мои друзья и коллеги начали сотрудничать с российскими вузами, и оттуда пошли отзывы о том, что все не так уж плохо. Люди, которые уже имеют постоянные позиции и достаточно заслуженные ученые, начали задумываться — почему бы не вернуться в Россию на постоянной основе?

 
 

Чем я занимался в Дании? Я участвовал во многих проектах, перечислю только некоторые из них. Например, проекты, связанные с разработкой и характеризацией плазмонных структур для детектирования малых концентраций биологических молекул; проекты, связанные с цветовой печатью с использованием плазмонных наноструктур, исследованием тонких пленок, с изучением эффектов, вызванных усилением поля в исчезающе малых зазорах между островками золота в тонких пленках вблизи электрически определенного порога перколяции. Другое направление работ было связано с биологией. Например для стромальных стволовых клеток, и эмбриональных стволовых клеток человека, мы показали с помощью рамановской спектроскопии разницу между генетически аномальными и трансформированными клетками и их нормальными аналогами.

Планы на будущее

В дальнейшем я планирую развивать направление и создать свою лабораторию. Проапгрейдить установку и повысить ее функционал. Один из важных проектов, над которым мы сейчас работаем, связан с диагностикой сердечно-сосудистых заболеваний на ранней стадии. Совместно с группой биофака МГУ мы работаем над созданием сенсора, который позволит диагностировать возникновение патологии. Совмещение плазмоники и рамановской спектроскопии — действенный метод, который позволяет диагностировать патологии на ранней стадии. Патологии сердца могут остановиться и не прогрессировать, но в ряде случаев они развиваются. Пока у нас в стране предпочитают бороться с проблемой, а мы предлагаем на самой ранней стадии увидеть, что патология начинает развиваться. Мы хотим увидеть механизм этого процесса, а не просто констатировать факт наличия заболевания, хотим ответить на вопрос: почему оно возникает? Ответа пока нет, но мы надеемся, что поможем его найти.

Кроме того, за прошедший период появились результаты, по которым готовятся статьи, а также планируется представить эти результаты на международных конференциях, таких как SPP9, METANANO2019. Также наш Центр фотоники и двумерных материалов МФТИ организует свою конференцию в сентябре 2D Materials 2019 в Сочи.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх