Михаил Стасов предлагает Вам запомнить сайт «Новости науки»
Вы хотите запомнить сайт «Новости науки»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

И радость познания движет нами

Читать

Форбс: В России слишком много Кулибиных, слишком мало Королевых, а Фордов нет вовсе

развернуть

Форбс: В России слишком много Кулибиных, слишком мало Королевых, а Фордов нет вовсе

 

Первая часть исследования Европейского университета в Санкт-Петербурге «История технических прорывов в Российской империи в XVIII — начале XX вв.: уроки для XXI века?»

Что препятствует созданию инновационной экономики в России XXI века, несмотря на ярко выраженное желание авторитарного государства достичь этого и несмотря на инвестирование значительных средств? Обычно указывают на политические, экономические и законодательные препятствия на пути ee создания. Например, отсутствие четких прав собственности и возможности защитить их в справедливом суде препятствует желанию долгосрочно инвестировать в инновации, а краткосрочные инвестиции могут и не окупиться.

Преимущественно сырьевой характер российской экономики не дает стимулов для совершенствования техники, кроме как той, что непосредственно задействована в процессе добычи и экспорта сырья. Отсутствие поощрительного налогового и таможенного законодательства в отношении инноваторов, а иногда и просто запретительные барьеры сковывают их деятельность. И т. п. Без устранения этих препятствий сложно представить себе развитие инновационной экономики в РФ.

Но представим себе, что все нужные законы приняты, суд стал действительно независимым, права собственности — четко очерченными и защищаемыми в суде, а некоторые требования таможни и налогового кодекса — абсурдные, когда они применяются к инноваторам, — изменены. Все ли заработает тогда так, как надо? Нет ли и других барьеров для модернизации — например, культурного или религиозного толка, — которые тормозят переход к инновационной экономике в России и с которыми надо разбираться одновременно с тем, как государство или другие агенты перемен будут разбираться с политическими, экономическими, законодательными и правоприменительными препонами на пути инноваций?

Для ответа на этот вопрос корпорация «Роснано» поручила группе специалистов ЕУСПб рассмотреть, как происходили прежние заметные технологические прорывы в истории России, когда, казалось бы, и институциональные, и культурные механизмы способствовали росту и развитию.

Нами были проанализированы, во-первых, прорывы Петровской эпохи, закрепленные успехами екатерининского времени, и, во-вторых, успехи в индустриализации России конца XIX — начала XX века, которые подготовили революцию 1917 года, и последующие советские успехи. Предполагалось, что сравнение тех эпох с проблемами нынешнего времени позволит либо выделить некоторые долгосрочные культурные доминанты, действующие на протяжении последних трех веков российской истории, либо увидеть наши знакомые сегодняшние проблемы в новом свете после сравнения их с тем, как относились к инновациям в Российской империи.

Однако обращение к историческим вопросам требовало поставить диагноз основным культурным проблемам, стоящим перед инновационной экономикой в России сейчас.

Изобрести, но не внедрять

Как пишут Лебедева и Ясин, «в узком, экономическом смысле инновация есть продукт (новая конструкция, технология, организационный прием и т. п.), воплощенный в товаре, который пользуется спросом на рынке в силу своей новизны». С этой точки зрения, инноватор не является инноватором, т. е. важным действующим лицом «экономики знаний», до тех пор, пока его открытие или изобретение не прошло этап коммерциализации, не было оценено инвесторами и востребовано на рынке. Для создания инновационной экономики важно, чтобы различные ее участники были включены в эффективные и хорошо выстроенные цепочки взаимодействия, обеспечивающие трансформацию идеи в продукт, а продукта — в массовую серию или в технологию (в алгоритм, универсальный стандарт и т. п.).

Нынешнее бедственное положение с инновациями в России сложилось во многом за счет нехватки средств на оборудование и НИОКР после 1991 года. Но дело, конечно, не только в деньгах: громадная доля успешной советской науки имела гарантированный рынок в рамках военных разработок. Когда военная сфера НИОКР и внедрение изобретений на заводах ВПК почти полностью рухнули, оказалось, что существует проблема коммерциализации знания, произведенного в лабораториях и на опытных площадках ученых. Во-первых, ученые не умели или не хотели искать возможностей для внедрения своих изобретений. Раньше внедрение было гарантировано тем, что придет Королев или Курчатов и скажет, что исследовать, а потом внедрит изобретенное. А в 1990-е годы и вплоть до последнего времени таких всемогущих людей из военно-промышленного комплекса не было. Во-вторых, новые предприниматели тоже не взяли на себя эту функцию. В условиях сильной монополизации российской экономики и ее экспортно-сырьевого характера им было легче зарабатывать другим способом. Да и потребности в инновациях сырьевые отрасли могли удовлетворить за счет импорта машин и оборудования.

Получилось, что конечные звенья цепочки воплощения новых научных идей в жизнь — т. е. внедрение или коммерциализация — были утрачены, так как почти не осталось желающих довести дело до промышленного образца. Диагноз: в стране образовалось слишком много Кулибиных и осталось слишком мало Королевых, а Эдисоны или Форды так и не появились.

Какие культурные механизмы способствовали недостатку средств на науку в 1990-е годы? С одной стороны, ученые продолжали заниматься игрой в признание среди коллег, иногда доводя дело до единичного образца, но не заботясь о технических и производственных аспектах массового внедрения изобретений. Эдисон мог быть окончательно уверен в своей богоизбранности, важной для протестанта, только когда его лампочка стала коммерчески успешной, а не светила лишь в его лаборатории. Наши Кулибины могут веками работать в научных институтах, зная, что их оценят как высококлассных специалистов среди небольшого количества ученых, и тем самым их идентичность как ученых будет подтверждена и не будет поставлена под вопрос. Они считаются высококлассными, если изобрели, рассказали на конференции, показали коллегам. Но не внедрили! Последний элемент не важен для нынешнего российского ученого, так как не сказывается на его/ее самооценке, основывающейся на оценке со стороны значимого сообщества других таких же ученых в НИИ или другой академической организации. С другой стороны, предприниматели, занятые в 1990-е годы процессом приватизации собственности, потом спасения, рационализации и перезапуска производства, но нередко и поиском доступа к источникам сырьевой или бюрократической ренты, а потом и войнами за ее передел и за доступ к государственным постам, гарантирующим победы в этих войнах, не рассматривали научные инновации как ключ к экономическому успеху. Можно было обойтись и без них; деньги зарабатывались вне и помимо науки и инноваций. И потому идентичность успешного капитана индустрии или лидера рынка легко достигались и поддерживались за счет чисто экономических и светских показателей — рейтинга в журнале Forbes, наличия виллы на Лазурном берегу, участия в звездных светских тусовках, в приемах и на совещаниях в Кремле и т. п. Наука была здесь ни при чем: она редко способствовала получению ощутимой прибыли, да и вся идентичность и стиль жизни успешного бизнесмена как бы подчеркивали, что ему не по пути с обедневшими учеными, смирившимися со своим прозябанием в захиревших институтах.

Обозначившееся в 2000-х годах несколько большее желание ученых самим заниматься коммерциализацией знания, а также большее внимание бизнеса к инновациям тем не менее не изменили ситуацию радикальным образом. Подробнее рассмотрим сказанное на двух примерах.

Наука без рынка

Начнем с двух показательных цитат из интервью. Первая говорит об отсутствии значимой культурной модели для роли предпринимателя-инноватора:

«Да, с культурной точки зрения тоже все очень плохо. У нас нет, с культурной точки зрения у нас нет — как сказать-то? — нет образа такого вот предпринимателя, который посидел, посидел, подумал, подумал и заработал 1000 миллионов долларов. Вот просто оттого, что он подумал, а потом поработал [над воплощением этого] пять лет. При этом не нарушил ни одного закона, не проводил месяцы в таможне, а просто вот работал. Сидел там, писал свои программы, продавал там, ну, занимался своей основной деятельностью. У нас нет как бы в современной русской культуре, нет примеров success stories и как бы так культурного… культурной направленности на инжиниринговую деятельность вообще» (Алексей, 52 года).

Вторая подразумевает, что либеральная рыночная модель ориентирована на коммерциализацию инновационных продуктов, на доведение их от опытного образца до стадии товарного производства. Но именно этот процесс, по мнению наших информантов, в России особенно плохо отлажен, хотя умных людей хватает: «У нас же головы-то есть. Ведь возьми любое изобретение, оно в той или иной форме в России, в Советском Союзе, в Российской Федерации, оно в каком-то виде существует или существовало. Но внедрить его, запустить его, сделать его массовым — это у нас никогда не получалось, хотя все работает, там, в одном экземпляре. Там кто-то чуть-чуть подкрутит, оно заработает, вот оно перестало работать, опять подошел, подкрутил, опять работает. А сделать так… выточить, отточить это дело таким образом, чтобы как в Японии, чтобы оно, как ни ломай, все равно работает, или, там, как Nokia, уронил в колодец, он все равно оттуда светит и продолжает звонить… Так у нас почему-то не умеют» (Сергей, 59 лет). 

Интервьюируемые эксперты связывают это с особенностями научно-технического прогресса в СССР и его отличиями от современного понимания инновации: этот процесс не был рыночным. Инновация существовала как открытие, изобретение, уникальный образец, за нее можно было получить грамоту или признание Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР), но ее внедрение или конечное выражение в конкурентоспособном товаре не было обязательным. Государство в лице своих представителей, и прежде всего управленцев ВПК, выбирало, что воплощать, а что нет, чаще всего руководствуясь некоммерческими мотивами. И, как следствие, в советской инновационной цепочке почти полностью отсутствовал инноватор-предприниматель.

Советские люди поэтому воспринимали область новаторства как оторванную от материального (и уж тем более коммерческого) воплощения сферу самодостаточного творчества. Анализ эмпирических данных позволяет заметить удивительную культурную устойчивость идеально-типической модели, где изобретатель предстает как далекий от коммерческих интересов творец, создающий что-то новое благодаря персональной вовлеченности в сам процесс создания инноваций. А инновации представляются как имеющие прежде всего форму идей, а не материальных объектов.

Многие эксперты обращали внимание на характерный для нашего общества культурный разрыв между фигурами «изобретателя» и «производителя»: «В сознании людей нет образцов успешного ученого-предпринимателя. У нас ученый обычно бессребреник, который все во благо человечества. А предприниматель — это буржуй, который наживается на других. Это, конечно, советское еще наследие… классовая такая картина мира» (Петр, 41 год).

Как рассказывал информант, обладающий самым большим советским опытом, ныне академик РАН, а в советское время — членкор АН СССР: «Никто из нас не задумывался о коммерческой составляющей наших патентов, никому в голову такое даже не приходило…» (Михаил, 92 года). Другой свидетель советской эпохи из Ленинградского политехнического института высказывается в унисон: «Наживаться на науке было грех. Отсюда такое отношение. Попов, вот он осчастливил человечество, но ничего не принес конкретной России в денежном выражении, так сказать» (Александр, 62 года). Похоже, что распространенный среди ученых и ИТР советский профессиональный этос исключал или минимизировал возможность высказываний, где признавалась бы легитимность материальной заинтересованности. Важно, чтобы работа была интересная, чтобы можно было самореализовываться, а деньги — это «низшая материя»: «Просто, знаете, мне нравится моя работа — это первое. Второе: я не умею что-то другое делать, ну разве что вот преподавать бы я мог, наверное… А бизнес — ну, это неинтересно. Некий перелом, некий серьезный выбор — я не уверен, что мне это бы понравилось» (Александр, 53 года, интервью 1999 г.).

Отношение к научно-изобретательской работе характеризуется в наших интервью вне прагматики, в терминах любви к «работе», к «науке» и даже к «прибору»: «Мы просто жутко любили свою работу, нам это было интересно. Для нас это был смысл, цель жизни. Приходили в выходные на работу. И работали до 9 часов. Приходили рано. В общем, это делали, потому что нам это интересно. Потому что мы любили. Далеко не только из-за денег. Потому что вот такого конкретного стимулирования результата — его не было. /…/ Самое главное — это интерес к науке, то есть хотелось познать новое, познать тайны, открытия сделать. Свой прибор удивительный» (Владимир, 51 год).

Поэтому коммерциализировать инновационную идею, выстроить работающую цепочку от идеи до товара, совместить роли изобретателя и менеджера — подобная задача традиционно трудна для ученых из российского инновационного сектора. О распространенности среди отечественных инноваторов представлений о разделении на тех, кто «осуществляет идею», и тех, кто ее «внедряет», особенно упоминали привлеченные к исследованию эксперты, которые постоянно работают в консалтинге по менеджменту инноваций: «Отдельно нужно сказать о нашем неумении коммерциализировать собственные разработки. Это не беда Советского Союза, это беда российского менталитета в целом. Потому что многие изобретения, выдающиеся изобретения, никогда не были коммерциализованы. И, к сожалению, до сих пор в обществе существует как бы не очень позитивное отношение к коммерциализации научных разработок» (Александр, 62 года).

«Сумасшедший ученый» и другие стереотипы

Особенно трудна задача коммерциализации для ученых, еще помнящих СССР: «Вы знаете, у меня же больше 500 советских изобретений, 50 с чем-то международных патентов, но реально я с них почти ничего не имею… Знаете, в чем дело там, у меня нет коммерческой жилки. У меня есть идея и цель ее осуществить. Когда я ее осуществляю, появляется результат, значит, мы его публикуем или патентуем. И я на этом успокаиваюсь. Дальше уже не мое дело — внедрять это все, это столько трудов стоит. И нас буквально обворовывают. Вот сейчас на моих разработках работают уже несколько фирм и бессовестно пользуются нашими достижениями. В Москве в особенности и в Новосибирске, и в Китае особенно, в Израиле нас тоже обворовали» (Михаил, 92 года).

Стереотип ушлого предпринимателя, обкрадывающего непрактичного автора гениальной идеи, неоднократно воспроизводился в интервью с производителями инноваций от науки. Этот стереотип указывает на коммуникативный разрыв между производителями инновационных идей и бизнесменами, которые должны их субсидировать или реализовывать их идеи на свои средства. Например, ученый, прослушавший несколько курсов в бизнес-школе, говорит: «Первое, что оскорбляет. Они говорят: а ты напиши бизнес-план. Хорошо, у меня есть второе образование по маркетингу. Я знаю, что такое бизнес-план, и очень хорошо знаю, сколько он стоит. Когда мне говорят: ты за бесплатно напиши бизнес-план, я понимаю, что с этой фирмой… нечего тут делать. То есть они захотят просто бесплатно это взять, а тебя, как дурака-инженера, выставить на улицу в смешном виде» (Владимир, 51 год). Владимир прошел бизнес-курсы и теперь имеет знание, как начать. Но не имеет стартового капитала; а те, с кем он общается среди тех, кто имеет капитал, не подходят на роль «бизнес-ангелов». Других же он не видит. Но очень часто коммуникативный барьер между предпринимателями и учеными возникает из-за того, что предпринимателям просто невыгодно вкладывать деньги в инновации. Как правило, бизнесмены осторожничают и вкладывают деньги уже под практически завершенные проекты: «Бизнес, он считает копейки. Наш бизнес, который должен вложиться в какую-то такую штуку… Он хочет сразу несколько конкретных осязаемых вещей. Во-первых, дайте мне аппарат. Где аппарат? Аппарата нет. Потому что чтобы сделать аппарат, нужно сделать его на коленке. Когда делаешь его на коленке — он то работает, то не работает. И тебе не показать его. А чтобы довести его до ума — нужны деньги. А где деньги? У бизнеса. А где бизнес? Бизнес не дает, потому что не показали аппарат. Вот и все. Рискнуть никто не хочет. Вложить свои средства… [кому это надо]? Сейчас они у тебя есть, ты их можешь хапануть и убежать. А если ты их отдашь, и вдруг придет пора бежать — с чем ты убежишь? Нет уверенности. Крупный бизнес, он на чемоданах, как все знают, который мог бы поддержать эти инновации» (Сергей, 56 лет). Бизнес, сидящий «на чемоданах» из-за того, что не чувствует себя в силах защитить права собственности, не тема нашего исследования. Но подобная ситуация явно не способствует преодолению разрыва между стадиями изобретения и внедрения.

Общая политико-экономическая ситуация в стране имеет и другие проявления. Если бизнес не имеет связей с чиновниками, он склонен вкладывать в краткосрочные либо в почти осуществленные проекты. Тогда выходом для изобретателя может стать поиск таких связей с чиновниками, потому что, по мнению наших респондентов, деньги все же иногда вкладываются в наукоемкий бизнес под серьезные государственные гарантии: «Если есть какие-то госгарантии, то и большой проект банк возьмется финансировать…Банк возьмется финансировать, если государство скажет, что мы вам гарантируем, банк выдаст деньги под проект… Банки не кредитуют по одной простой причине: потому что они не хотят остаться один на один с этим горем, если у инноватора что-то пойдет не так» (Сергей, 59 лет).

Иногда из интервью кажется, что капиталовложения в наукоемкий бизнес настолько редки, что сами банкиры не верят, когда у них приходят просить деньги на стоящее дело: «Когда я брал кредит в банке, когда просил кредит в банке, я говорил, что я занимаюсь, во-первых, производством, во-вторых, моя фирма делает станки, а еще и собственные разработки. Один раз дошло даже до того, что под предлогом проверки завода ко мне приходил сам директор банка, местного филиала. Он ко мне приходил и внимательно смотрел, спрашивал, действительно ли мы делаем, самостоятельно разрабатываем что-то? Потому как это крайне редко, когда наши фирмы делают что-то новое, разрабатывают что-то сами, причем рыночно конкурентоспособное» (Василий, 43 года).

Редкие ученые, ставшие предпринимателями в наукоемком производстве и выжившие как капиталисты, особенно хорошо понимают ситуацию своего брата-ученого, когда он приходит как «изобретатель» к «внедренцу»-капиталисту. С одной стороны, он чувствует свое унижение как нищий проситель, с другой — свое превосходство как представитель высшего интеллектуального класса. Ни то ни другое не способствует коммуникации, а значит, и внедрению. Так, например, говорит директор центра по маркетингу инноваций: «Эти изобретатели тоже не умеют предложить себя. Как правило, впадают в две крайности. Крайности могут быть описаны так: «Я могу все!» Или: «Я такой-сякой, вот я придумал фигульку такую маленькую»… А есть ребята, которые приходят и говорят: «Ну, вы, конечно, понимаете…», при этом совершенно не понятно, о чем они говорят. Или он говорит: «Вам, конечно, это непонятно» — и человека в дурака ставит, своего потенциального благодетеля, своего потенциального заказчика опускает. Да… очень многие страдают манией преследования. Они боятся, что у них украдут, они пытаются продать то, чего не показывают. Это невозможно. Просто невозможно. Да. У меня висело объявление, что мы изобретателей не принимаем. К сожалению, очень много ходоков было умственно больных. Да. Кота в мешке. И на самом деле оказывается, что это не то. У него мания величия часто возникает, что он осчастливит все человечество» (Александр, 62 года).

Получается, что бизнесмен, даже когда хочет поговорить с автором потенциально коммерчески привлекательного изобретения, часто не может этого сделать. Ученый либо выглядит сумасшедшим, либо отталкивает тем, что или заискивает, или свысока смотрит на торгашей, копошащихся в грязи роскоши.

Сравнительный анализ интервью 2010-го и 1998-1999 годов позволяет говорить об определенной культурной устойчивости идеально-типических представлений о настоящем инноваторе (изобретателе, ученом, производственном рационализаторе) — это поглощенный творческим процессом энтузиаст, трудящийся ради общественного блага и далекий от «низменных» прагматических интересов и материальных выгод для себя лично. Конечно, прежде всего важно не то, что между представителями двух групп нет коммуникации (это бывает во многих обществах), а то, что страдает процесс внедрения. С одной стороны, для отечественных инноваторов от науки образ предпринимателя и образ изобретателя ментально разнесены: «Люди, которые умеют и любят разрабатывать что-нибудь, как правило, с трудом могут что-то продавать. Такие люди есть, я не отрицаю, но, к сожалению, я вот не вошел в их число» (Василий, 43 года).

С другой стороны, для инноваторов от производства общение с учеными приводит к тому, что они узнают, что «Нет у нас культуры, нет опыта, нет традиции, нет… Да, собственно, даже ученые, они все еще советские, для них бизнес — грязное дело. То есть предпринимательская культура научные слои практически не затронула» (Петр, 41 год).

Иными словами, у российского бизнесмена, работающего в преимущественно сырьевой и монополизированной экономике со значительным влиянием чиновников и силовых органов на результат хоздеятельности, т. е. живущего в ситуации, когда нет четких правил игры и независимого суда, чаще всего нет прямой заинтересованности в наукоемком производстве. Но добавьте к этому еще и презрение к нему, исходящее от ученых (или даже с трудом скрываемое подозрение, что он пришел их обобрать, своровав их изобретение), и можно представить все шансы на становление инновационной экономики, наконец-то решившей проблему внедрения.


Источник →

Опубликовано 13.12.2016 в 01:58

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Александр Зимин
Александр Зимин Да есть и королёвы, и форды. Просто в России они, как кость в горле. Поэтому на кулибиных всё и кончается. Текст скрыт развернуть
1
13 декабря 16, в 04:38
Василий Васильев
Василий Васильев одна из причин этого в том,что люди от науки - академики,инженеры деньги получают не зависимо от того - придумали они новое или нет. Текст скрыт развернуть
5
13 декабря 16, в 14:48
Anatoly Animitsa
Anatoly Animitsa Василий Васильев Они их не получают, придумали или не придумали - все равно не получают.
Подачки да, получают, а деньги - нет.
Текст скрыт развернуть
2
13 декабря 16, в 14:59
Сергей Михайлов
Сергей Михайлов Василий Васильев Сидит такой с купленным званием, смотрит на кулибина как баран на книгу ни фига не понимая, ну в лучшем случае будет проситься в соавторы, а в омновном пошлет подальше ...грибы собирать он же вумный, нвучный работ писал и доплатка за звание пожизненная, хоть потом и дворником работать не будет. Хорошо пристроится жить за государственный Текст скрыт развернуть
3
13 декабря 16, в 15:02
юрий слепченко
юрий слепченко Anatoly Animitsa Наверно, всё-таки получают, если не прямым, то косвенным путем. Куда-то же девались сколковские миллиарды? И в Роснано не бедствуют...А еще М.В.Ломоносов открыл закон, согласно которого материальные ценности не возникают ниоткуда, и не исчезают бесследно, а просто переходят из одних рук в другие. И наверно не зря в РФ "поголовье крупных научных работников растет опережающими темпами". Если в СССР, в котором численность населения была в 2 раза больше, чем сегодня в РФ, было около 500 академиков, то сегодня их - свыше 1000 "голов". Что интересно, в Кабмине их как собак нерезаных, даже Путина это стало озадачивать. Значит, министру почему-то выгодно быть академиком, уж они-то свои интересы блюдут... Текст скрыт развернуть
0
13 декабря 16, в 16:42
avilov valeriy
avilov valeriy А ведь он прав., этот Форбс. Всё почему-то зависит от власти, а Руси с нею не везёт. Они же вроде из нас вылезли, но как до власти доберутся--всё, полная жопа. " Я самый умный, делаю всё правильно, кому не нравится---прощайте" .Систему надо менять обязательно. Богатейшая страна и нищий народ ---это позорище власти.....ещё немного и будут большие проблемы у власти...а толчёк к этому будет. Текст скрыт развернуть
0
13 декабря 16, в 17:03
Тамара
Тамара Традиции очень живучи. А в России традиция: если чего делать полезное, то только под страхом смерти. Или уж под страхом плетей, лагерей и тому подобного. Поэтому все периоды взнуздывания сменялись периодами воровства и застоя. Текст скрыт развернуть
0
13 декабря 16, в 17:34
Oleg Yankin
Oleg Yankin ЗАКОНЫ РОССИИ НЕ ДАЮТ ВОЗМОЖНОСТИ ВНЕДРЯТЬ ИЗОБРЕТЕНИЯ. Текст скрыт развернуть
3
13 декабря 16, в 17:36
Светлана Афанасьева Афанасьева
Светлана Афанасьева Афанасьева Полное вранье.У нас есть все категории о которых говорится в статье.Просто все наши новации не могут дойти до потребителя,потому что наша страна по глобальной квалификации сырьевой придаток "цивилизованных"стран. Военная составляющая всегда была под контролем первых лиц государства и поэтому, всегда была реализация не смотря на то,что в самих КБ находились деструктивные силы,противодействовавшие внедрению изобретений.Из выписки : Протоколы сионских мудрецов ."Мировые запасы промышленного сырья истощаются,и уже к началу следующего тысячелетия западное общество не сможет удержать свой нынешний уровень потребления без подпидки со стороны новых источников-колониальных стран-доноров.Поэтому наши устремления направлены сейчас на Россию с двуедиными целями:Первое -ликвидация самой мощной и независимой империи.занимающей 1/6 часть земли:Второе-завладение ее богатствами.которые составляют 60-70% всех мировых запасов сырья и 75-80% открытых мировых запасов нефти и газа.сосредоточенных в Сибири и на шельфе Северного Ледовитого океана.Кубань,Ростовская область,Украина.Славяне здесь временные гости и подлежат выселению Сюда переселится часть израильтян,а славянское быдло мы изгоним далеко на север,за пределы Москвы. Там будет маленькая северная территория-резервация с компактным населением,резервация.подобная индейской в Америке." СССР благополучно развалили,теперь Россия. "Многочисленную популяцию славян мы лишим национальной элиты,которая определяет развитие событий,прогресса страны,и,в конечном счете,весь ход истории. Для этого мы понизим их образовательный уровень(как в штатах),уже в ближайшие 5 лет мы закроем половину их институтов,а в другой половине будем учиться мы. Пустим туда еще армян,чеченцев,цыган и тому подобное.Мы будем добиваться того,что в правительстве славянских стран было как можно меньше представителей коренных народов,которые будут заменены нашей еврейской элитой.Среди горожан много инженеров,квалифицированных рабочих,учителей.Мы создадим им такие условия выживания(без места работы,высокая квартплата,плата за коммунальные услуги,проезд),что они будут сами бежать,как сейчас бегут русские из стран СНГ,в глухие села севера,где им покажется прожить легче,что на самом деле тоже будет обманом."В принципе.все ,что обещали глобальные кукловоды уже сделали. А эти двое Ясин и Лебедева-представители либерастов,которые в настоящее время уничтожают нашу страну,а этот институт в Санкт-Петербурге полностью ликвидирован,недавно,но сколько вреда он принес.,сколько наших ученых уехало за границу через фонды Сороса-врага России.Через Сноудена получена информация,что 100 тысяч человек окружающих Государя- все на крючке у США.ОНФ при встрече в Крыму озвучили цифру 15% указов Государя выполняются. А теперь делайте выводы.Длинные статьи для того и пишутся,чтобы окончательно запутать человека и чтобы посчитал себя ущербным. Евреи уничтожили США, развалили СССР,впереди Китай,после штатов,а саудиты с турками сами себя уничтожат. Раздробят все государства,останутся евреи и рабы их обслуживающие.Два раза получилось уничтожить Россию,идет третья попытка через вот таких либарастов,болотных,пятой колонны и всяких бандитов типа ИГ.А нам нужно разбираться ,где враг пытается нам вбить в головы,что мы гои неспособные ни к чему.Единственная нация в мире.которая сопротивляется глобальным кукловодам-это русские и Россия,мы можем гордиться,что столько веков пытаются нас уничтожить,но всегда у врагов не хватало сил,чтобы дело довести до конца.Значит,мы нужны планете земля,и наглядное подтверждение этому, Государь,который появился в нужном месте ,в нужное время. Текст скрыт развернуть
0
13 декабря 16, в 19:02
Павел Толмачев
Павел Толмачев Это "исследование" из серии что будет если старого мерена переселить в бирмингемский дворец на полный рацион, и скоко тогда он будет ср.. , или что будет делать бабушка если станет дедушкой , такое впечатление что о влиянии среды на личность эти исследователи вообще не слышали, обсуждают сферическаго коня в вакууме, эпоха НЭПа давно все доказала, Текст скрыт развернуть
0
13 декабря 16, в 19:47
Александр Яшин
Александр Яшин Эту бы статью, да "соткой", на лоб того, кто пенсионеров на улицу выселяет.
Потому что налог на недвижимость не платят. Зачем новые технологии где-то искать?
И главное, что больно не будет. Там ведь дерево.
И вообще! Какие такие изобретения, головастые вы наши? Из нас готовят общество потребления! Или вы забыли?
Текст скрыт развернуть
0
13 декабря 16, в 20:09
Андрей Новиков
Андрей Новиков Государству необходимо отстроить систему взаимодействия между продавцом и заказчиком, а потом уже этот проект можно приватизировать. К сожалению в России нет бизнесменов такого уровня, способных на осуществление подобных проектов. Сколоково скорее пытаются использовать как инкубатор идей специально отобранного персонала. Суть же инновации должна сводится к тому, чтобы отбор идей осуществлял рынок, а не как сейчас во всем мире, сначала люди, а потом их идеи. Как раз исключением из существующего порядка и является Форд и подобные ему. Сделайте исключение правилом и получите стократный результат. Текст скрыт развернуть
0
14 декабря 16, в 13:24
Михаил Афонин
Михаил Афонин А пиндосии то вообще нет никого, переманивают кого смогут и типа он америкос Текст скрыт развернуть
0
15 декабря 16, в 12:06
Саша Берсенев
Саша Берсенев А РАЗВЕ ЭТО НЕ ВИНА ГОСУДАРСТВА Текст скрыт развернуть
0
17 декабря 16, в 18:52
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 14
НАСА опубликовало новый сним…

НАСА опубликовало новый снимок с поверхности Луны

12 фев 16, 15:09
+588 135
Прилетает на Землю инопланет…

Прилетает на Землю инопланетянин, чтоб внести землян в «Каталог разумных цивилизаций» и спрашивает...

2 ноя 16, 12:55
+404 91
Беспатронное оружие запатент…

Беспатронное оружие запатентовал российский изобретатель

27 апр 16, 00:33
+359 82
Как я был быдлом. Воспоминан…

Как я был быдлом. Воспоминания тоталитарного ЧПУшника

29 янв 16, 15:59
+294 136
Россия презентует миру лазер…

Россия презентует миру лазерное и ускорительное оружие

26 апр 15, 22:45
+242 137
Инопланетный корабль обнаруж…

Инопланетный корабль обнаружили в Казахстане

2 ноя 16, 01:56
+239 102
Изображение Иисуса Христа, с…

Изображение Иисуса Христа, сделанное еще при его жизни, оказалось подлинным

2 дек 16, 01:22
+221 489
Новое на сайте
Назвездили. Как Рейган обманул Советский Союз и выиграл битву за космос

Назвездили. Как Рейган обманул Советский Союз и выиграл битву за космос

30 марта в России отмечается День ракетно-космической обороны 30 марта в России отмечается День ракетно-космической обороны. Триумф на отдельн

31 мар, 01:15
0 0
Историк объявил, что нашел «подлинное изображение» Христа

Историк объявил, что нашел «подлинное изображение» Христа

Библейский историк из Великобритании Ральф Эллис объявил, что нашел подлинное изображение Иисуса на древней монете, датируемой I веком н. э., и это откр

30 мар, 23:56
0 0
Украинский изобретатель Скакун создал секретную маску для рта

Украинский изобретатель Скакун создал секретную маску для рта

Украинские инженеры придумали маску, скрывающую общение по телефону от посторонних глаз и ушей. Внешне устройство выглядит как наушники, которые прикрывают

30 мар, 23:25
0 0