Грёзы о лунной программе


Приближающийся День космонавтики можно считать очередной годовщиной не только первого полета человека на околоземную орбиту, но и провозглашения нашей страной намерений осуществить следующий далеко идущий шаг в деле освоения космоса – приступить к реализации не имеющей себе равных по масштабам и дерзости лунной программы. Фактически, впервые эти амбиции были озвучены в газетной публикации под заголовком «Русский космос» 6 лет назад Дмитрием Рогозиным, тогда еще заместителем главы правительства.
Остается только задаться вопросом: насколько мы приблизились к Луне за эти годы?

Прежде всего, надо признать – все исследования естественного спутника нашей планеты, фактически, свернуты и заморожены вот уже почти полстолетия. На деле интерес человечества к Луне угас после завершения в 1975 году серии пилотируемых полетов к ней в рамках программы «Аполлон», осуществлявшихся Соединенными Штатами. Последний советский межпланетный космический аппарат – «Луна-24» был запущен буквально годом позднее – в 1976-м. С той поры тишину и покой далеких лунных гор и равнин не беспокоят ни астронавты, ни заброшенная с нашей планеты техника.


Возобновят ли нечто подобное «Аполлону» американцы? Периодически подобные призывы там звучат, однако, при этом, по меткому выражению того же Рогозина, наши основные конкуренты в космической гонке находятся во власти «шараханий» - сами не зная, куда собираются устраивать экспедицию.

Начаться все должно с отправки на спутник серии космических аппаратов, все той же «поставленной на паузу» «лунной серии», с индексами, продолжающими ее. После обследования будущего «плацдарма» для космической экспансии «Луной-25», а также 26, 27 и, если потребуется, другими зондами проекта «Луна-ресурс», речь сможет идти уже и о подготовке к пилотируемым полетам. Буквально в конце прошлого года глава Роскосмоса подтвердил – после 2030 года к Луне с помощью сверхтяжелых «Енисеев» должны устремиться корабли «Орёл» (бывшая «Федерация»), сперва в качестве испытания, без экипажа, а затем и в пилотируемом режиме.

Примерно с 2031 года полеты космонавтов в «лунном направлении» должны стать ежегодными, положив начало следующему этапу реализации программы – освоению спутника Земли и созданию там постоянно действующей базы, которая должна начать свою деятельность, ориентировочно, после 2040 года. Строить данный объект при успехе первых, разведывательных, полетов планируют с 2034-2035 года. К тому моменту на лунной поверхности уже должны быть размещены не только первые, «полевые» модули, рассчитанные на пребывание космонавтов, но также взлетно-посадочный комплекс и даже специальный «автопарк» из специально разработанных луномобилей.

Звучит все это, конечно, завораживающе, однако вопрос в том, насколько все эти амбиции реализуемы на практике? В конце прошлого года, говоря о стоимости одной лишь только сверхтяжелой ракеты-носителя, Дмитрий Рогозин озвучивал сумму в 700 миллиардов рублей. А сейчас?Насколько вообще реально изыскать такие средства в нынешней, мягко говоря, не слишком благоприятной для России экономической ситуации? Увы, мы не знаем, какой ущерб нашей стране будет нанесен «нефтяной войной» и вызванным ею падением цен на энергоносители, во что обойдется нам борьба с эпидемией коронавируса и как отразится на наших внутренних делах мировой финансово-экономический кризис, который за ней последует.

При этом стоит понимать, что лунная программа – это далеко не только невиданные ранее ракеты и космические корабли. Это еще и разработка массы других вещей, без которых все полеты и даже высадка превратятся опять-таки в обыкновенное пропагандистское шоу с сомнительным практическим эффектом и перспективой. Речь идет о множестве необходимых компонентов – от тех же метановых ракетных двигателей до сверхкомпактных ядерных установок и специальных лунных скафандров для наших первопроходцев.

Так что же, о Луне можно забыть? Вот уж нет! И вовсе не потому, что нам непременно надо «утереть нос» американцам. Хотя... Россия, являющаяся колыбелью и родиной мировой космонавтики, просто обязана вернуть себе первенство в ней. Однако, главное, конечно, не в этом. Освоение Луны должно стать лишь первым шагом на пути человечества к совершенно новым, небывалым и манящим горизонтам дальнего космоса, к его будущему. Почему этот шаг должен делать кто-то, а не наши дети и внуки?
Источник ➝

Меловые отложения рассказали о тропиках в Антарктиде

Изображение дождевого леса в Антарктиде в период Мелового потепления (визуальная реконструкция по материалам палеоклиматических исследований)

Alfred-Wegener-Institut/J. McKay; это изображение доступно по лицензии CC-BY 4.0.

Члены полярной экспедиции PS104 стали первыми исследователями, которые смогли пробурить скважину в поперечном шельфе на западе ледника Пайн-Айленд и извлечь из нее отложения мелового периода. Керн отбирался с глубины 30 метров ниже уровня дна океана и оказался ценной находкой для седиментологического, палеоклиматологического и фитолитического анализа.

Полученные данные позволили с высокой точностью смоделировать условия окружающей среды и структуру экосистемы дождевых лесов, покрывавших Антарктиду 88 миллионов лет назад. Результаты исследования опубликованы в журнале Nature.

Поздний Мел был одним из самых теплых периодов за последние 140 миллионов лет. Это обусловлено высоким содержанием двуокиси углекислого газа в атмосфере, составляющим в то время около 1000 ppm (нынешний уровень находится в пределах 400 ppm). Ученые не могли утверждать наверняка, что представлял собой растительный покров Антарктиды в то время и возможно ли существование полярного льда в таких условиях. Извлечение древних отложений на этом материке чрезвычайно затруднено, и таких данных было накоплено очень мало. В 2017 году на дне залива Амундсена удалось развернуть дистанционно управляемую буровую установку MARUM-Me­Bo70 и добраться до глубины на 30,7 метров ниже морского дна, с которой был извлечен керн с меловыми отложениями.


 

Иоганн Клагес (Johann P. Klages) и его коллеги исследовали керн с помощью компьютерной томографии и ряда других методов, которые позволили установить минералогический состав отложений и их стратификацию, а также определить виды растений по их окаменелым корням и образцам пыльцы.

 

Местоположение и глубина керна, отобранного в заливе Амундсена

    

Ученые пришли к выводу, что экосистема западной части Антарктиды была очень развитой и представляла собой умеренный тропический хвойный лес, окруженный обширными речными системами. Была обнаружена пыльца хвойных деревьев семейства Podocarpaceae и Araucariaceae и большого количества папоротников, в том числе древовидных из рода Cyathea. Также были найдены фитолиты покрытосеменных растений из рода Beauprea. Пресные водоемы в этом дождевом лесу были заселены цианобактериальными матами, а низменности заполнялись временными торфяными болотами.

 


Климат был умеренным, но достаточно теплым, чтобы обеспечить существование тропических лесов в 900 километрах от Южного полюса. Среднегодовая температура составляла 13 градусов Цельсия, а средняя температура самого теплого летнего месяца достигала 18,5 градусов Цельсия. Ежегодно в этой местности выпадало около 1120 миллиметров осадков.

 


Столь мягкий климат на высокой широте, где в году более четырех месяцев продолжается полярная ночь, требует сочетания двух факторов — повышенной концентрации углекислого газа в атмосфере и густого растительного покрова. Плотная растительность приводит к снижению альбедо и высокому поглощению солнечной энергии. Это исключает существование морского и материкового ледяного покрова в Антарктиде и вокруг нее в позднем меловом периоде. Специалисты настаивают на том, что нельзя недооценивать вклад льда в текущее состояние климата, и важно корректно учитывать его влияние при моделировании. Существующий Антарктический ледяной щит связан с климатической системой по принципу положительной обратной связи: чем больше его размеры, тем сильнее он отражает солнечное излучение и охлаждает атмосферу. Это приводит к его дальнейшему росту. Таяние льдов Антарктики приведет к обратному эффекту: альбедо и отражение лучей снизятся, и на фоне этого продолжится таяние щита.

Палеоклиматические исследования показали, что нынешняя концентрация углекислого газа в атмосфере побила рекорд за последние 3 миллиона лет. Ранее был опубликована наша статья «Зеленая Антарктида», где рассказывается о коллекциях ископаемых растений и животных, обитавших на континенте в прошлом.

Картина дня

))}
Loading...
наверх