Последние комментарии

  • Voland 3D15 декабря, 1:49
    Ничего бы не получилось даже в принципе..  кроме огромного перерасхода ресурсов страны ибо чтобы планировать нужно то...Советский интернет: почему провалился проект
  • Валерий Викторович Баженов14 декабря, 20:55
    Если по книге зверя, то Адам и Ева не являлись прародителями всего населения Земли. Люди на Земле жили до них. С рая ...Могут ли два человека возобновить жизнь на земле?
  • Валерий Викторович Баженов14 декабря, 18:15
    Интересно как было в это время с дальним прохождением на УКВ?Над США заметили таинственные радарные помехи

Почему люди верят в теории заговора?


Некоторые теории заговора откровенно безвредны. Другие — совсем наоборот. Почему люди склонны совершенно безапелляционно верить таким, казалось бы, очевидно спорным, противоречивым, порой откровенно лживым и даже аморальным фактам, которые встречаются в самых разных теориях? Кажется, ученые нащупали ответ.

В некоторых очагах в Америке корь распространялась беспрецедентными темпами. В 2017 году было зарегистрировано 58 случаев болезни в Миннесоте — самая большая вспышка за последние 30 лет. В 2008 году произошла аналогичная крупная вспышка, начало которой дал, как считают, семилетний мальчик, которого не вакцинировали. Менее чем за десять лет до этого корь в США была практически искоренена. Постепенно ее возвращение, по мнению ученых, может быть напрямую связано с людьми, которые избежали вакцинации.

До того, как вакцина от кори была впервые представлена миру в 1963 году, это заболевание могло приводить к смерти. В 1960-х корью болели миллионы, тысячи попадали в больницу и сотни умирали ежегодно. Между тем в Австралии в 2016 году вышел отчет, по которому 23 смерти по причине заболевания корью можно было предотвратить за счет вакцинации с 2005 по 2014 год. Более того, эта вакцина вполне доступна.

Некоторые люди не делают прививки принципиально. На западе им дали название «антиваксеры», и они в значительной степени полагают, что прививки вредны и что фармацевтические компании (и другие) скрывают разрушительные последствия вакцинации. И это лишь одна из множества теорий заговора, которые становятся бессильными и глупыми перед лицом научных доказательств — беглый поиск в Интернете найдет сотни подобных.

Отрицатели изменения климата, например, убеждены в том, что Земля не становится теплее, а ученые подтасовывают факты, чтобы оправдать собственные гранты и безнадежность. Что забавно, те, кто является приверженцем какой-нибудь из теорий заговора, с готовностью поверит и в другие.

Хотя некоторые теории заговора относительно безвредны — например, что NASA подделало высадку на Луну или что сэр Пол Маккартни из The Beatles умер давным-давно и вместо него на сцену выходил двойник. Другие же несут разрушительные последствия.

Ученые постепенно находят все больше факторов, которые в совокупности рождают такое явление, как доверчивость к теориям заговора. Исследуя эти факторы, ученые надеются смягчить действительно опасные последствия и разделения общества, к которым приводят сторонники таких теорий.

Как явление теории заговора вовсе не новы. Еще в третьем веке потерянное Евангелие от Филиппа сообщило людям, что Иисус и Мария Магдалена были супругами; этот миф, в частности, был воплощен в популярной литературе, такой как «Код да Винчи». Некоторые нашли следы тайного общества иллюминатов, промывающих людям мозги, уходящего корнями аж в 1776 год. Некоторые даже отрицали Холокост. Несмотря на очевидные свидетельства, некоторые твердо убеждены, что нацисты не убивали шесть миллионов евреев во время Второй мировой войны.

Карен Дуглас, психолог из Кентского университета, задается вопросом: почему такие убеждения и верования так прочно оседают в умах людей?

Вопрос непростой. Учитывая огромное число существующих теорий заговора и тот факт, что каждый второй на планете верит хотя в одну из них, представить средневзвешенный образ человека, который глубоко заблуждается, очень непросто. Кто из нас не хотел бы верить, что жив его любимый художник или артист? Элвис Пресли и Тупак Шакур до сих пор «живы» в сердцах людей, ну или, конечно, похищены жителями Венеры и спокойно продолжают жить.

«На определенном уровне мы все подозрительны и не доверяем правительству», говорит Дуглас. Опасаться группы или людей, которых мы не понимаем, имеет смысл с эволюционной точки зрения. «В некотором смысле это адаптация — быть подозрительным к другим для вашей личной безопасности», говорит психолог.

Но когда Дуглас решила углубиться в этот вопрос, она нашла шведский стол объяснений, почему некоторые люди больше склонны верить заговорам, чем другие. Во-первых, у таковых есть неотъемлемая и граничащая с нарциссизмом потребность в уникальности, так показало исследование. Так, человеку кажется, будто у него есть доступ к потерянной информации или альтернативному «секретному» объяснению определенных мировых событий. Как сказал ученый Майкл Биллиг в 1984 году, «теория заговора предлагает шанс получить скрытое, важное и мгновенное знание, так что верующий может стать экспертом, обладающим знанием, недоступным даже признанным ученым».

Другие исследования показали, что теории заговора помогают людям наделять смыслом мир, когда он выходит из-под контроля, когда они беспокоятся или чувствуют бессилие или угрозу. Людям бывает трудно принять тот факт, что мы живем в мире, в котором может произойти случайный акт насилия, вроде массового убийства. Поэтому, как утверждает профессор психологии Бристольского университета Стефан Левандовски, им может быть психологически удобно верить в то, что за случайными событиями стоят некие «могущественные персоны». Люди просто «пристрастились к ответам», говорится в другом исследовании.

Когда в 2017 году в Лас-Вегасе была стрельба, самая кровавая перестрелка в истории США, в которой погибло 58 человек, обвиняли всех подряд. Исламистские группировки, жестокую группу антифашистов, кровавый ритуал жертвоприношения общества иллюминатов. «Нам не нравится идея того, что нечто ужасное может случиться просто так, поэтому психологически удобно верить в то, что любое страшное событие хорошо организовано могущественными людьми, которые должны нести ответственность», говорит Левандовски.

Воспитание также может играть роль в убеждениях о мире. Дети, которые выросли без привязанности к родителям — которые плохо общаются с одним или обоими родителями, — могут быть восприимчивее к теориям заговора. Так показало исследование, которое будет опубликовано в апреле 2018 года в журнале Personality and Individual Differences.

«Такие люди преувеличивают угрозы по сравнению с другими», объясняет Дуглас. «Они помогают людям объяснить или оправдать их беспокойство». Работает этот подход или нет — другой вопрос. Возможно, нет, и люди теряют контроль. Теории заговора могут вызывать в людях неуверенность, бессилие и разочарованность. Но оказавшись в таком состоянии, эти люди, скорее всего, будут продолжать верить в теории заговора.

Тот факт, что настолько много людей выбирают веру в теории заговора, рождает потенциально опасные последствия, невзирая на то что некоторые теории абсурдно глупые или даже смешные.

Например, скептики изменений климата не собираются уменьшать объем выбросов углерода в атмосферу и поддерживать политиков и предпринимателей, которые выступают за сокращение выбросов. Антиваксеры распространяют болезнь, создавая опасность для детей. Особенно это опасно в эпоху, когда происходит тотальная дезинформация силами СМИ и Интернета. Подрывается сама основа веры в собственные убеждения.

Кажется, у истины нет простого способа пробить себе дорогу наверх. Ученых расстраивает, что представление точных фактов, «опровергающих» теорию заговора, обычно не помогает и даже больше — может сделать ложную веру сильнее. Потому что чем сильнее человек верит в заговор, тем меньше он склонен доверять научным фактам. Любые аргументы против теории заговора будут интерпретироваться как аргументы в ее пользу. Теоретики заговора отрицают науку и поощряют других делать то же самое.

Это подчеркивает, в каком поляризованном мире мы живем. Мы все живем в одном мире, и последствия наших решений затрагивают нас всех. Если мы не можем договориться даже о базовых научных вещах, которые по определению не должны быть противоречивыми, у нас однозначно будут проблемы и с принятием решений.

Хотя одного-единственного решения может и не быть, исследования, рассматривающие психологию людей-сторонников теории заговора, могут быть началом. Мы теперь знаем, что идеология человека часто связана с его убеждениями. Самый убежденный отрицатель изменения климата, например, будет представлять идеологию свободного рынка, как выяснил Левандовски. Благодаря работе Дуглас и других, мы знаем многие черты, которые делают людей склонными верить во что-то без доказательств. Нам нужно понять, что мы любим видеть узоры там, где их нет. Реальность такова, что мы живем в стохастической Вселенной. Очень хочется видеть нарратив, но его нет, как нет волн, мы лишь соединяем точки на песке.

Еще одна стратегия, которая может помочь, — научить людей лучше понимать достоверные источники, а также заставить общественных деятелей прекратить распространять дезинформацию. Люди, которые укрепились в своих убеждениях, вряд ли изменят свое мнение, но те, кто еще не нырнул в омут дезинформации с головой, могут одуматься перед фактом доказательств.

Источник ➝