Почему человек до сих пор не одомашнил лося?

В разные времена разные народы приручали множество всевозможных представителей фауны: антилоп, гепардов, львов, попугаев, журавлей, страусов, змей и даже крокодилов. Но приручить — еще не значит одомашнить. По-настоящему одомашнено человеком было немногим более двух десятков животных.

Почему не стали крупным рогатым скотом обычные в нашей средней полосе лоси? Ведь приручаются они легко, дают молоко и другие продукты. Могут использоваться как ездовое животное, нести на себе груз или всадника весом 120 кг или тащить упряжь примерно в 400 кг весом.


Фото 2.

Судя по наскальным рисункам, лосей пытались приручать еще со времен неолита. Существуют небесспорные свидетельства, что ханты запрягали их в сани, а якуты — скакали верхом. Однако со временем домашних лосей в Сибири вытеснили лошади и северные олени. В Швеции XVII века лосей использовали курьеры, а Карл XI даже мечтал о лосиной кавалерии. И неизвестно, как бы сложился поход на Россию его сына Карла XII, если бы не пацифизм сохатых. Лесной гигант, безропотно ходивший в упряжке и даже тянувший плуг, категорически отказывался идти в бой и дезертировал при первых же выстрелах. Вдобавок, рот у лосей приспособлен к поеданию кустов с острыми шипами, а потому на лошадиный трензель они почти не реагируют, из-за чего прослыли строптивцами. В Дерпте (Тарту) в XVIII веке было даже официально запрещено ездить на лосях по городу.

СССР с его идеей всеобщей коллективизации тоже не мог пройти мимо лесных индивидуалистов. Еще бы! Лось превосходно плавает, бежит со скоростью до 50 километров в час, и для него не преграда ни болота, ни бурелом. Копыта позволяют ему не проваливаться в трясину, причем в самых опасных местах он ползет на брюхе, отталкиваясь задними ногами. Через валежник он просто ломится. Как лось. Поэтому решено было перевоспитать лосей для таежных колхозов.

Рассказывает главный технолог Костромской лосефермы (единственной в стране) возле деревни Сумароково Дмитрий Иванович Кудряшов

— В природе у них коллективов не бывает. Обычно — дедовщина, одиночки, конкуренты. Группа собирается на зиму — так легче прокормиться и отбиваться от хищников. Сколько бы людей ни вмешивалось в их жизнь, они всегда остаются дикими животными. И всегда реагируют на неизвестный звук и запах. Только лосенок одиннадцать с половиной месяцев по закону матушки-природы живет с лосихой. За две недели до родов он обязан покинуть мамку, иначе будет ею избит и изуродован. Почему? Если все же останется, то затопчет новорожденного лосенка.

В 1949 году при Печоро-Илычском заповеднике была создана первая в мире опытная лосеферма. Ее целью было выведение специализированного домашнего животного для тайги — такого же, как северный олень — для тундры, як — для высокогорий, а верблюд — для пустыни. Во времена Хрущева было сформировано шесть научных центров. Но после распада СССР вместе с финансированием прекратилось существование большинства из них.

— Без денег никто не хотел работать, — вспоминает Дмитрий Иванович. — Везде лосей съели, а у нас в Сумароково три фанатика остались. Целый год не получали зарплату, но поголовье сохранили. Потом государство опомнилось, начали потихоньку деньги выделять, и сегодня мы одни — не только в границах бывшего Союза, но и вообще на земном шарике.

Одомашнивание лосей — удивительный и невероятно трудоемкий процесс. Ведь обмануть их куда сложнее, чем человека. И начинать надо с самых первых минут жизни.

Фото 3.

— За изгородью у нас роддом. Сюда лосих ставят за две-три недели до отела. Люди дежурят круглосуточно, по графику. Ведь запах лосенка присутствует в среднем шесть часов. И не дай бог опоздать человеку, сколько бы лет он с той лосихой ни проработал. Она рожает лосеночка, четыре женщины собираются там и рожают вместе с ней. Лосиха выплевывает детеныша весом от четырех до шестнадцати килограммов. И главное — он имеет запах. Ей начхать, что кто-то присутствует, она занята своими проблемами. Эти четыре женщины подносят лосеночка к мамашиной мордахе, чтобы она облизала его. Руки, испачканные об лосенка, не моют. Постоянно о чем-то разговаривают, обсуждают свои вопросы. Лосиха слышит их речь в сочетании с запахом и думает, что это лосята. Потому что истинного лосеночка через два-три часа незаметно отбирают. Если маленький, берешь под мышку, зажимаешь рукой мордаху и быстро убегаешь, пока он не замяукал. Если от девяти до шестнадцати кило, он уже сам ходит. Разговариваешь, задом пятишься — и он следует за тобой. Ему наплевать на мамку. Лосенка она больше никогда не видит и никогда не примет. Вернуть его назад — это значит убить. Женщины, оставшиеся с лосихой, выполняют функции лосеночка, а он все время проводит с нами.

 

Лосиха, обманутая человеком, будет приходить сюда два раза в сутки. На второй-третий день ее отпускают на свободу, но инстинкт заставляет мать постоянно возвращаться: в нашем представлении — на дойку, а в ее представлении — чтобы воспитывать лосенка. Вот путь обмана, дающий возможность привязать к себе лосиху.

Момент родов — единственный, когда инстинкт лосихи притупляется, и к ней может подойти посторонний. Все остальное время она настороже. И ее бдительность оправдана, ведь лосенок рождается с инстинктом следования. Первый крупный объект, который он увидит, даже автомобиль или медведя, бедолага может принять за мать. Это помогает человеку без проблем усыновлять новорожденного. А несколько доярок «рождаются» у лосихи, поскольку мало кто готов все лето без перерыва вживаться в роль лосенка по системе Станиславского. Иногда хочется и отдохнуть, пока работает сменщица. Лосиха не возражает — сколько бы ни было детей, всех она готова и выкормить, и защитить.

Фото 4.

— Два года назад опоздали на пару часов. Потребовался весь световой день и бригада из шести мужиков, чтобы отобрать лосят. А женщина в это время успела добежать до места родов, чтобы стать лосеночком. Села, испачкалась в том, что осталось на земле, и ждала, когда лосиха придет ее убивать. Та ткнулась мордой, но запах-то лосенка! А лосят мужики уже унесли — бежали, как лоси, но последнему все же досталось. Мамаша его пнула у самой изгороди, и он перевалился наружу вместе с лосенком. А могла бы убить. Вот принцип обмана. Обманули — получаешь молоко, она тебя любит, и подойти постороннему к этим женщинам — рисковать жизнью. Лосиха их будет защищать, как свое дитя. А дерутся и наказывают людей лоси исключительно передними ногами. Задними — только изредка отбиваются от хищников.

Лосиное молоко изумительное — множество полезных веществ, жирность до 18% и 8% белка. Поэтому его нельзя нагревать — сворачивается. Зато это терпкое солоноватое молоко — просто бальзам для лечения гастритов и язвы желудка. На ферме его получают до сентября, потом хранят в морозилке. А в соседнем санатории имени Ивана Сусанина порции помещают в сосуды Дьюара и охлаждают жидким азотом.

Фото 5.

Обычно лосихи дают от 200 грамм до 4 литров молока, рекордный дневной надой — 6,7 литров. Поскольку человек старается выдоить побольше, лосихи на ферме тоже стараются, и с каждым годом доятся все лучше. Если в природе за лактацию получается около 100 литров, то здесь — до 470. Так что молока хватает и лосятам, и людям.

Доится лосиха с момента родов — это конец апреля или начало мая — вплоть до гона в сентябре. Первый месяц лосенка выпаивают от шести до двенадцати раз в сутки чистым молоком, потом добавляют сухое разведенное. Сперва из бутылочки, а к концу лета уже из ведра. Благодаря этим ухищрениям, вырастают лосята не слабее диких. Лечению они не поддаются — врачует их сама природа, а если вмешаться, они быстро умирают.

Фото 6.

Месячных лосят воспитательницы, которых здесь называют лосиные мамы, уводят в лес, чтобы привыкали к самостоятельной жизни. Выглядит это так: в три часа дня лосиная мама приходит на ферму, зовет: «Лосики! Лосики!», и те бодрой колонной семенят за ней, послушные материнскому голосу. В лесу она наклоняет веточки, помогает кормиться, а затем прячется и уходит — обязательно по ветру. Скрыться от детишек непросто. Приходится передвигаться на четвереньках или на корточках а порой даже ползти по-пластунски. Обнаружив, что мамы нет, лосята призывно стонут, но никуда не уходят. Будут ждать на том же месте хоть несколько суток. Утром мама появляется снова и строем приводит их обратно на ферму.

— При мне человек для лося — это ходячее дерево. С запахом, — поясняет мой спутник. — Поэтому лосенок иногда пободает, попинает, потрется о вас, но есть не будет. Лось понимает, что вертикально, а что — горизонтально. Вертикально — это деревья, а горизонтально — коряги и кусты, через которые можно пробегать. Поэтому при испуге они и ломятся сквозь изгородь. О столб никогда не ударятся, а о перекладины — запросто. Хищников, и вертикальных, и горизонтальных, они определяют по запаху.

Фото 7.

Взрослые лоси ходят по лесу самостоятельно, разве что приходится порой запирать безобразницу, повадившуюся есть капусту на деревенских огородах. А поскольку лосиные мамы волнуются, четвероногие друзья время от времени шлют им успокаивающие СМСки со своими координатами — ведь у каждого на ошейнике закреплена специальная лосиная мобила, изобретенная здесь же, на Сумароковской ферме, энтузиастом-физиком. Благодаря этому, удалось опровергнуть распространенное мнение, что лось — ночное животное. На самом деле, бродит он круглосуточно, вот только жару не любит, а потому летом, как и многие из нас, днем предпочитает валяться в тени.

Во время гона сотрудники с беременными лосихами переселяются на ферму, ведь остановить распаленного самца невозможно, а конкурента он видит во всем, что шевелится. Даже на трактор порой нападает. Из-за такой нервной жизни он теряет 20% своего веса.

Фото 8.

— Бык, у которого растут рога, ни с кем не общается, — рассказывает Дмитрий Иванович. — Потому как стоит травмировать рог — и появится патология. А она приводит к смерти, поскольку соперник с хорошими рогами убьет его во время гона. У нас в прошлом году один бык другого порешил. Они сражались за лосиху. Обычно, конечно, слабый убегает, а сильный оформляет самку и идет дальше. Так 10-12 лосих проходит за два месяца. Его обязанность — оформить, обязанность лосихи — родить и воспитать. В этом он никакого участия не принимает. В последние годы мы продаем маленьких лосят в возрасте 5-7 месяцев для пополнения взятых в частную собственность лесов. Но не с целью убийства, а в качестве репродукторов.

Фото 9.

Самцы: Если листочки на венике, который предложили лосю, слегка подвяли, он брезгливо отвернется и не притронется к угощению.

Знаете, сколько гектаров леса нужно лосю для нормальной кормовой базы? Не 50. Не 100. И даже не 200. 400! Плотность проживания лося никогда не может быть очень высокой, потому что у каждого животного своя очень обширная кормовая территория. Он ест ветки, кору, водоросли, грибы, листья, лишайники, всего — более 350 всевозможных ингредиентов. Причем в разное время года у животного разные пристрастия. Сможете предложить лосю такое меню в неволе — у себя в подворье или даже в крупном зоопарке? Вот поэтому лось и не стал домашним.

Фото 10.

Самки: На ферму лосихи приходят вовсе не для того, чтобы их подоили, а для того, чтобы покормить усыновленных людей.

От самок люди традиционно берут молоко. У лосихи оно хорошее, жирное (13–14%, доходит до 19% — все зависит от времени года, от корма), очень вкусное, а самое главное — целебное. Лечит язву, гастрит и налаживает работу желудочно-кишечного тракта. Но его немного — на пике активности, в мае, набирается 3 л за две дойки (утреннюю и вечернюю). При этом лосихи очень чувствительные — если их испугать, молоко может пропасть. Но вот что самое интересное: каждая лосиха воспринимает свою доярку как собственного ребенка. На ферму лосихи приходят вовсе не для того, чтобы их подоили, а для того, чтобы покормить усыновленных людей. Каждая лосиха знает в лицо свою доярку и любит, как родное дитя — лосенка. После дойки еще и оближет ее напоследок.

Фото 11.

Детеныши: Уходить от молодняка на ночь воспитателю приходится незаметно. А лосята останутся ждать его там, где видели его последний раз.

У лосей прекрасная зрительная память, поэтому они четко запоминают маршрут и могут сами найти дорогу домой, но лосята никогда не отходят от своего воспитателя. Вот почему Михаилу приходится постоянно громко звать их, чтобы они не разбредались слишком далеко. Точно так же мы, люди, аукаемся в лесу, когда собираем грибы или ягоды. А ведь лосята тоже могут увлечься чем-то вкусненьким и отбиться от воспитателя. Уходить от молодняка на ночь воспитателю приходится незаметно. А лосята останутся ждать его там, где видели последний раз.
И самое главное, при всей трепетности лось, и как упряжное, и как верховое животное, ни в какое сравнение не идет с лошадью, осликом или верблюдом. Во-первых, он не может демонстрировать такую же выносливость на длинных дистанциях. Во-вторых, частенько упрямится и идет совсем не туда, куда направляет его седок или возница. Наконец, он не будет довольствоваться охапкой сена или торбой с овсом. Накануне Великой Отечественной войны заработал любопытный проект по созданию «рогатой кавалерии» для Красной армии. Это было очень серьезное намерение, которое осуществляли ученые. Было создано несколько засекреченных лосиных ферм.

Фото 12.

Сегодня осталась только одна — Сумароковская лосиная ферма в Костромской области. Вот только лоси здесь — народ вольный, а изгороди и решетки поставили не для них, а для многочисленных посетителей. Чтобы животных лишний раз не тревожили.

Насильно взрослых лосей никто не удерживает. Лосихи приходят доиться сами, а потом вновь отправляются в лес, где грызут кору вместо овса и лечатся мухоморами, которые оказываются эффективнее лекарств. В 2012 году ферма отпраздновала появление тысячного лосенка. Казалось бы, возможность лосеводства доказана. Спрос на молоко огромен, лосят успешно продают на государственных аукционах. Но Дмитрий Иванович настроен скептически.

Фото 13.

Фото 14.

Фото 15.

— Одомашнить лося невозможно. Много пытались, ни у кого не получилось. Затратное это дело. Не финансово, а по времени. Особенно — воспитание ребятишек в первые месяцы жизни. Грудные дети, что с них взять. С распадом государства идея лопнула, как мыльный пузырь. Да и сама она — утопия. Хотя некоторые до сих пор верят. Многие поколения лосей через нас прошли. Казалось бы, уже давно они должны быть привязаны, приручены… Но нет. Попробуй не обмануть во время родов — убьет. У быка два месяца в году такая агрессия, что никакие загородки не остановят. Все изломает. Дикие, одиночки… Тысячелетиями пытались сделать лося домашним. Но не получалось. И не получится никогда. Кем бы человек ни мнил себя. «Перебьешься!» — сказала природа. И лось говорит: «Накося, выкуси!»

 

Источник ➝

Будущее, которое вам не понравится: пять вероятных сценариев

Большинство прогнозов будущего похожи друг на друга. Все либо хорошо — мы получим множество доступных товаров и услуг и много времени для отдыха и путешествий, либо, к примеру, искусственный интеллект захватит власть на планете и это станет финалом человечества — то есть хуже некуда. Но некоторые прогнозы выделяются. Все не так однозначно.
budyshee2017_00

Биологическое неравенство

Технический прогресс дал нам то, о чем наши родители не могли даже мечтать. Бум в электронике и сфере информационных технологий сделал доступными для широких масс компьютеры, смартфоны, Интернет и спутниковую навигацию.

На подходе — самоуправляемые электромобили и «умные» вещи. У кого-то дороже, у кого-то дешевле. У некоторых пока нет, но наверняка все это будет. А на очереди — революция в биотехнологиях и медицине.

Но блага предстоящей биотехнологической революции будут другими. Это здоровье, долголетие, красота и физические возможности организма. То, что раньше человек получал при рождении и затем только корректировал по мере возможностей, в том числе и финансовых.

Но одно дело, когда у вас в кармане недорогой, но достаточно функциональный смартфон от неизвестного азиатского производителя, а у кого-то раскрученный и элитный с ценником в 10 раз выше, чем ваш, а другое — когда кто-то проживет на сто лет дольше, чем вы. Причем без болезней и других тягот жизни. Люди будут отличаться не тем, что у них есть, а тем кем, или даже «чем», они являются биологически.

Юваль Ной Харари (Yuval Noah Harari), автор книги «Sapiens. Краткая история человечества» и профессор истории Еврейского университета в Иерусалиме, считает, что к концу текущего столетия человечество расколется на биологические касты. Харари — историк. И, по его мнению, на протяжении всей истории человечества неравенство между людьми только усиливалось. Но все это время достижения человеческой мысли — гуманизм, либерализм, социализм — по мере возможности исправляли несправедливое распределение благ в обществе. Одновременно человеческие массы со времен постройки пирамид были основной производительной силой. Элита вынуждена была заботиться о людях, об их образовании, здоровье и благосостоянии. Но этому приходит конец.

Автоматизация и роботы вытесняют человека из производительной сферы, а следовательно, лишают его постоянного дохода. Причем дохода достаточного для того, чтобы пользоваться всеми благами современных технологий. В следующем веке неравенство в обществе достигнет исторического максимума, считает Харари. В то время же богатые только приумножат свои капиталы.

Неравенство экономическое породит неравенство биологическое. Одни смогут совершенствовать возможности своего тела: развивать физические и когнитивные способности, другим это будет недоступно. Таким образом, одна часть человечества с помощью доступных только ей биотехнологий и биоинженерии сможет улучшить свои тела. Эти люди смогут усовершенствовать себя, став более умными, более здоровыми и, соответственно, будут жить дольше. Другой части человечества останется только наблюдать за этим.

Бесполезный класс

Когда-то индустриализация породила рабочий класс. Теперь «Индустриализация 2.0» грозит его уничтожить. Но сами люди никуда не денутся. Впрочем, опасения массовой безработицы, вызванной развитием технологий («технологической безработицы», как ее часто именуют), никогда не оправдывались. На смену одним профессиям всегда приходили другие — новые. Но не факт, что так будет всегда.

Каждый раз на новом технологическом витке требования к квалификации для занятия новых профессий повышались. И в один решающий момент большинство людей просто не смогут сделать шаг вперед, не смогут доучиться, переучиться, понять обновившиеся требования — новые появившиеся вакансии будут им не доступны. Слишком высокий контраст между тем, что делал человек на работе раньше, и тем, что нужно будет делать теперь. В качестве примера все тот же Юваль Ной Харари приводит новую перспективную профессию дизайнера виртуальных миров. Сможет ли ее занять таксист с 20-летним стажем или страховой агент?

Обычно новые перспективные профессии осваивает молодежь. И это постепенный процесс. Пожилые дорабатывают до пенсии на своих прежних рабочих местах, а молодые занимают новые. В этот раз все может произойти в течение одного поколения. Значительные массы работников окажутся за стенами своих предприятий и офисов, по историческим меркам, одномоментно.

Как считает Харари, к середине века сформируется новый класс людей — «бесполезный класс». Это будут не просто безработные, это будут люди, которые в принципе не способны занять немногочисленные оставшиеся вакансии и те которые появятся в новых отраслях.

Технический прогресс, по его мнению, не сделает их нищими — они смогут жить за счет безусловного основного дохода. Но проблема, по мнению историка, будет заключаться в другом — без дела и конкретных целей люди начинают сходить с ума. Человеку требуется испытывать эмоции, чувство удовлетворения, достигать каких-либо целей. Выход может быть в виртуальной реальности.

©The Guardian

По мнению Харари, люди, не нашедшие себе применение в экономике — в реальном мире, найдут свои цели жизни в мирах виртуальных. Не зря он говорит о профессии дизайнера виртуальных миров, как об одной из популярных профессий будущего. Виртуальная реальность компенсирует бесполезному классу эмоции, которые его представители не получат в реальном мире. Видеоигры станут смыслом жизни «бесполезного класса».

Человек — придаток машин

Практически все уже уверены, что роботы и автоматизация приведут к технологической безработице. Казалось бы, тенденция налицо — прогресс в робототехнике приводит к появлению машин, которые работают лучше и быстрее человека. Есть только одно «но». Останемся мы на своих местах или нет, будут решать не инженеры, создающие первоклассных роботов, и тем более не сами роботы. Это задача экономистов. А они руководствуются только принципами экономической эффективности. И если использование труда человека будет выгоднее, чем использование роботов, то, скорее всего, именно человеку будет отдано предпочтение.

Но если раньше человек был умнее робота, то теперь в системе разделения труда он станет иметь другое преимущество, не очень, правда, почетное, спустя столько лет цивилизационного развития. Альберт Вегнер (Albert Wenger), управляющий партнер Union Square Ventures, считает, что люди сохранят конкурентное преимущество перед роботами, но только за счет того что будут обходиться работодателю дешевле, чем машины.

©The Guardian

В качестве примера Вегнер приводит лондонское такси. Чтобы водить знаменитый черный кэб по улицам британской столицы, нужно было учиться четыре года и помнить расположение всех 25 000 лондонских улиц. На экзамене требовалось по памяти проложить маршрут и при этом назвать все улицы, которые встретятся на пути. Семь из десяти студентов бросали учебу. Сейчас нет необходимости держать всю эту информацию в памяти. Это все делает программа. Даже конечный пункт маршрута вводит пользователь, если речь идет о приложении вроде Uber. Требование к квалификации водителя снижаются. Ему требуется только довезти пассажира до места назначения. Выучиться на простого водителя проще. А на менее сложную работу найдется больше претендентов. А значит, уровень заработной платы будет падать.

В целом, если машина возьмет на себя часть работы человека, говорит Венгер, то работнику будут меньше платить. И это может быть намного эффективнее с экономической точки зрения, чем полностью отказываться от человеческого труда.

Пример с таксистами не единичен. Роботы уже торгуют на бирже. IBM Watson подсказывает диагнозы и наиболее оптимальные курсы лечения, врачу остается только согласиться с компьютером или нет. Крупнейший в мире хедж-фонд Bridgewater Associates переходит под управление искусственного интеллекта, и, как планируется, через пять лет три из четырех управленческих решений в компании будет принимать суперкомпьютер. В таком сценарии все может закончиться тем, что и управление миром будет передано сверхмощному искусственному интеллекту. А человек будет только обслуживать машины и выполнять команды искусственного разума. Власть искусственного интеллекта над миром — популярный прогноз мироустройства будущего. Возможно даже, что суперкомпьютер будет к нам добр и справедлив. Ему незачем нас убивать.

Будущее без частной собственности

Материальным выражением «американской мечты» — всем известного идеала благосостояния — многие десятилетия был свой частный дом и машина для каждого взрослого члена семьи. В какой-то мере это был ориентир и для остального мира. Но, судя по всему, этот стандарт благополучной жизни уходит в прошлое вместе с возможностью большинства иметь частную собственность как таковую.

Если говорить о США, то современные исследования говорят о том, что все больше граждан этой страны в возрасте до 35 лет отказываются от приобретения недвижимости и собственного автомобиля. Эту возрастную группу уже прозвали «поколением арендаторов». Они не покупают дома даже в ипотеку, а снимают квартиры, не приобретают свои автомобили, а пользуются такси. В помощь им уже выросла целая ИТ-индустрия, ведущими представителями которой выступают такие сервисы, как Uber и Airbnb. Называется все это «экономикой совместного потребления». И это только начало.

Журналист The Guardian Бен Тарнофф (Ben Tarnoff) рисует картину будущего, которая на первый взгляд может показаться фантастической. В его видении близкого будущего экономики совместного потребления человек обходится без собственных вещей вообще. То есть речь идет не о домах, квартирах или автомобилях. С этим уже все понятно. Речь о зимнем пальто, которое летом возвращается арендодателю, о кровати, которую вы меняете на большую, если спите не один, и о других вещах, которыми вы владеете только тогда, когда они вам нужны. При условии, конечно, что у вас есть деньги, чтобы заплатить за аренду.

Впрочем, эти опасения не новы. В прошлом с меньшим энтузиазмом эту идею описал известный американский писатель-фантаст Филипп Дик в романе «Убик» (Ubik), который был опубликован в 1969 году. Главный герой живет окруженный вещами, за использование которых нужно каждый раз платить. Входная дверь, кофеварка и холодильник имеют прорезь для монетки. Если хочешь открыть дверь, нужно опустить в нее 5 центов — иначе она не откроется.

Книга написана больше чем полвека назад. Технологические решения, описанные в ней, выглядят достаточно забавно. Но на дворе уже двадцать первый век, и развившиеся технологии позволяют уже реализовать все это на достаточно продвинутом уровне.

Компания Toyota через свое финансовое подразделение разрабатывает интересное решение на основе блокчейн и технологии «умных» контрактов. Оно касается тех, кто покупает машины в кредит, но может быть распространено и на арендаторов. Если вы не внесли вовремя очередной платеж, то не сможете пользоваться вашей машиной — она просто не заведется. «Умный» контракт в действии — штрафные санкции, прописанные в нем, будут наложены на вас моментально, дистанционно и без посредничества государственных служб — судов, судебных приставов и так далее.

То же самое может быть реализовано и применительно к аренде. Ethereum Computer — проект немецкой компании Slock.it — позволяет устанавливать «умные» замки на любые вещи, от входных дверей, сдаваемых в аренду квартир до вашей стиральной машины, которую вы позволяете использовать соседям, за деньги, разуметься. Стиральная машина проработает ровно столько времени, сколько за нее заплачено, а дверь не впустит в квартиру задолжавшего квартиранта. К слову, в перспективе решения Slock.it позволят «умным» устройствам самостоятельно сдавать в аренду вещи, хозяину не придется даже общаться с арендаторами — все будет происходить автоматически.

© slock.it

Все идет к тому, что иметь собственность — это очень дорого. Если у вас что-то есть, этим надо делиться. Если у вас ничего нет, то это даже удобно: все, что вам нужно, можно взять в аренду. Опять же если есть деньги. И если есть работа. Технологии позволят еще эффективней распоряжаться своими активами. Это очень удобно. Вот только сам Тарнофф предлагает нам представить, что будет, если в какой-то момент почти сто процентов богатства общества окажется в руках горстки миллиардеров.

Личность без частной жизни

Мы все уже прекрасно понимаем, что о нас каждый день собирается информация. Собирается множеством способов. Наши поисковые запросы, данные со смартфонов, видеокамер с улиц, где мы ходим, платежи по банковским картам. Технологии уже позволяют отследить каждый наш шаг.

Уже скоро маленькими ручейками сведения о нас будут стекаться в большие базы данных, а затем подвергаться анализу. Представьте, что вы купили в обычной аптеке лекарство, курс приема которого составляет две недели. Расплатились с помощью банковской карты. За несколько дней до окончания приема лекарства сервисы контекстной рекламы станут показывать вам на всех сайтах рекламные объявления конкурирующих препаратов. Данные о покупках по вашей карте соотнесены с вами, как с пользователем Интернета. Уже не только ваше поведение в Сети, но и ваши поступки в реальной жизни будут подсказывать, какую рекламу вам нужно показывать.

С одной стороны, это делает жизнь удобной, с другой — чревато серьезными проблемами. Симсон Гарфинкель — автор книги «Все под контролем. Кто и как следит за тобой» — считает, что в будущем нам стоит опасаться не оруэлловского «Большого брата» — государства следящего за нами, — а сотен «маленьких братьев», подглядывающих за нами отовсюду. Это компании, собирающие информацию о каждом нашем шаге, каждом событии в нашей жизни: покупках, болезнях и травмах, круге общения, проблемах с законом и так далее. Сегодня, как никогда раньше, благодаря техническому прогрессу это стало возможным.  

Более того, персональная информация стала товаром, причем ходовым товаром. В своей книге Гарфинкель приводит интересный пример. Информация о финансовом состоянии одной американской семьи была продана 187 бюро кредитных историй. Но суть этой истории даже не в самом факте продажи. В связи с ошибкой налоговых органов эти сведения были недостоверны. В результате в течение семи лет банки отказывали супругам в выдаче кредитов. Фактически, семья в течение долгого времени была ограничена в правах.

Государственные структуры заботят проблемы безопасности, а бизнес ищет способ увеличить свои доходы. Как же поступить в этой ситуации человеку? Глобальное исследование The Consumer Data Value Exchange, проведенное Microsoft, показало, что 99,6% пользователей Интернета не против продавать личную информацию о себе за вознаграждение. Компания Luth Research из Сан-Диего уже готова покупать ваши данные, чтобы затем перепродавать их своим клиентам. Так может быть, в будущем продажа личной информации станет дополнительным источником дохода, например, одновременно с безусловным основным доходом? И может быть, все не так плохо? Новые технологии и новый жизненный уклад позволят решить многие проблемы, например, справиться с нехваткой ресурсов для растущего человечества. И надо только приспособиться? Вдруг нашим детям все-таки понравится такое будущее?

Популярное в

))}
Loading...
наверх